Pz.Kpfw.III - стальной символ блицкрига(часть 3я) - Средние танки - Каталог статей - Дикие танкисты с золотыми погонами
Батальон диких танкистов "Германские варвары" Воскресенье, 26.03.2017, 23:51
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Состав батальона
  • bandidos
  • Yurik13
  • satrap1978
  • STALIN92
  • Musyaka
  • Formix
  • Spirit_War
  • KirGiz
  • Aleksashka
  • dave135
  • Love_horses
  • Gi0X
  • timmi6426
  • creckadrenalin
  • 30russia
  • sherhhan
  • branden
  • valvalval
  • vladis760
  • WifaTank
  • Quest91
  • eqi9ym
  • glendic
  • menberg
  • baron1969
  • M_a_k_s_i_m_u_s
  • lis_andrey
  • steaaler
  • Ilyxa007
  • eagle2450
  • curren
  • nerevin_e1
  • tjuri
  • Nice_Girl_1
  • Pustun88
  • MegaOverkill
  • Germanskiy_Varvar

  • Категории раздела
    Обо всем [0]
    Все что не касается танков
    Танки [5]
    Все о танках
    Смешные истории о танках [1]
    Приколы и смешные рассказы о танках
    Легкие танки [18]
    Все о легких танках
    Средние танки [11]
    Все о средних танках
    Тяжелые танки [10]
    Все о тяжелых танках
    ПТ-САУ [4]
    Все о ПТ-САУ
    Арт-САУ [5]
    Все об Арт-САУ

    Мини-чат

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Форма входа

    Счетчик посещений
    web counter


    Главная » Статьи » Средние танки

    Pz.Kpfw.III - стальной символ блицкрига(часть 3я)
    Боевое применение

    Надо сказать, что все немецкие танки, созданные в предвоенные годы имели довольно однообразную судьбу. Как и Pz.IV первые «тройки» формально поступили в войска в 1938 году. Но отнюдь не в боевые части! Новые машины сосредотачивались в учебных центрах Панцерваффе, укомплектованных наиболее опытными танкистами-инструкторами. В течение всего 1938 года проходили, по существу, войсковые испытания, в ходе которых выяснилась в частности ненадежность и бесперспективность ходовой части первых модификаций.
    В ряде зарубежных и отечественных источников указывается на участие Pz.III в аншлюссе Австрии в марте и оккупации Судетской области Чехословакии в октябре 1938 года. Однако их наличие в подразделениях 1-й и 2-й танковых дивизий Вермахта, участвовавших в этих операциях, не подтверждается немецкими источниками. Возможно танки Pz.III были доставлены туда несколько позже с целью демонстрации германской военной мощи. Во всяком случае, в боевые части первые 10 танков Pz.III были переданы весной 1939 года и реально могли участвовать только в оккупации Чехии и Моравии в марте этого года.

    1.Pz.Kpfw III Ausf.M,вероятно ,3-я танковая дивизия СС "Мертвая голова",Курск 1943г.
    2.Pz.Kpfw III Ausf.J 1-я танковая дивизия СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер",Россия 1943г.

    Общий заказ на танки этого типа составлял 2538 штук, из которых 244 должны были быть выпущены в 1939 году. Однако Служба вооружений смогла принять только 24 машины. В результате на 1 сентября 1939 года Вермахт располагал только 98 из 120 выпущенных к этому времени Pz.III и 20 — 25 командирскими танками на его базе. Непосредственное же участие в боевых действиях против Польши приняли лишь 69 машин. Большинство из них было сосредоточено в 6-м учебном танковом батальоне (6. Panzer Lehr Battalion) приданном 3-й танковой дивизии, входившей в состав 19-го танкового корпуса генерала Г.Гудериана. Несколько машин имелось и в 1-й танковой дивизии.
    К сожалению, информация о боевых столкновениях Pz.III с польскими танками отсутствует. Можно сказать только, что «тройка» имела лучшую бронезащиту и маневренность, чем наиболее сильный польский танк 7ТР. В разных источниках приводятся и разные цифры немецких потерь: по одним они составили только 8 Pz.III, по другим из строя вышло 40 танков, причем безвозвратные потери составили 26 единиц!
    К началу активных боевых действий на Западе — 10 мая 1940 года — Панцерваффе располагали уже 381 танком Pz.III и 60 — 70 командирскими танками. Правда, в непосредственной готовности к боевым действиям находились лишь 349 машин этого типа.

    Замаскированный Ausf.E готов к бою.Хорошо видна 37-мм пушка

    После Польской кампании немцы довели число танковых дивизий до десяти, и хотя не все они имели стандартную структуру с двумя танковыми полками, полностью укомплектовать их штатным количеством всех типов танков не представлялось возможным. Впрочем, и «старые» пять танковых дивизий не сильно отличались от «новых» в этом отношении. В танковом полку полагалось иметь 54 танка Pz.III и Pz.Bg.Wg.III. Нетрудно подсчитать, что в десяти танковых полках пяти дивизий должно было насчитываться 540 Pz.III. Однако этого количества танков не было просто физически. Гудериан сетует по этому поводу: «Перевооружение танковых полков танками типа Pz.III и Pz.IV, что было особенно важно и необходимо, продвигалось чрезвычайно медленно вследствие слабой производственной мощности промышленности, а также в результате консервирования новых типов танков главным командованием сухопутных сил».

    Ausf.D проберается через редколесье.Польша

    Первая причина высказанная генералом бесспорна, вторая — весьма сомнительна. Наличие танков в войсках вполне соотносилось с количеством выпущенных к маю 1940 года машин.Как бы то ни было, немцам пришлось сосредотачивать дефицитные средние и тяжелые танки в соединениях, действовавших на направлениях главных ударов. Так, в 1-й танковой дивизии корпуса Гудериана насчитывалось 62 танка Pz.III и 15 Pz.Bf.VVfe.III. Во 2-й танковой дивизии имелось 54 Pz.III. Другие дивизии располагали меньшим количеством боевых машин этого типа.

    Pz.III оказались вполне пригодными для борьбы с французскими легкими танками всех типов. Значительно хуже обстояли дела при встречах со средними D2 и S35 и тяжелыми В1 bis. Немецкие 37-мм пушки не пробивали их броню. Из этой ситуации вынес личные впечатления и сам Гудериан. Вот, что он пишет, вспоминая бой с французскими танками южнее Жюнивиля 10 июня 1940 года: «Во время танкового боя я тщетно пытался подбить огнем французской трофейной 47-мм противотанковой пушки французский танк В1 все снаряды отскакивали от толстых броневых стенок, не причиняя танку никакого вреда. Наши 37- и 20-мм пушки также не были эффективными против этой машины. Поэтому мы вынуждены были нести потери».
    Что касается потерь, то Панцерваффе потеряли во Франции 135 танков Pz.III.

    Как и другие типы немецких танков «тройки» принимали участие в операции на Балканах весной 1941 года. На этом театре главной опасностью для немецких танков были не малочисленные югославские и греческие танки и противотанковые пушки, а горные, подчас не мощеные, дороги и плохие мосты. Серьезные столкновения, приведшие к потерям, пусть и незначительным, произошли у немцев с английскими войсками, прибывшими в Грецию в марте 1941 года. Наиболее крупный бой произошел при прорыве немцами Линии Метаксаса на севере Греции, неподалеку от г.Птолемаис. Танки 9-й танковой дивизии Вермахта атаковали здесь 3-й Королевский танковый полк. Английские крейсерские танки А10 оказались бессильны против Pz.III, в особенности модификации Н, имевших 60-мм лобовую броню и 50-мм пушки. Положение спасла Королевская конная артиллерия — огнем 25-фунтовых орудий было подбито 15 немецких танков, в том числе несколько Pz.III. Впрочем, на развитие событий в целом это никак не повлияло: 28 апреля личный состав полка, бросив все танки, покинул Грецию.

    Ausf.F из состава 5-й танковой дивизии форсирует реку в районе Ламии,Греция,апрель 1941г

    Весной 1941 года «тройкам» пришлось осваивать еще один театр боевых действий — североафриканский. 11 марта в Триполи начали разгружаться подразделения 5-й легкой дивизии Вермахта, насчитывавшие в своем составе до 80 Pz.III. В основном это были машины модификации G в тропическом исполнении (trap) с усиленными воздушными фильтрами и системой охлаждения. Спустя пару месяцев, к ним присоединились боевые машины 15-й танковой дивизии. На момент прибытия, Pz.III превосходил любой английский танк в Африке, за исключением «Матильды».
    Первым крупным боем в ливийской пустыне с участием Pz.III стала атака силами 5-го танкового полка 5-й легкой дивизии английских позиций у Тобрука 30 апреля 1941 года. Наступление, предпринятое немецкими танкистами после длительной авиационной подготовки, оказалось безрезультатным. Особенно тяжелые потери понес 2-й батальон 5-го полка. Достаточно сказать, что одних Pz.III было подбито 24 штуки. Правда, все танки были эвакуированы с поля боя и 14 машин вскоре вернулись в строй. Надо сказать, что командующий германским Африканским корпусом генерал Роммель быстро делал выводы из подобных неудач, и в дальнейшем немцы фронтальных атак не предпринимали, предпочитая тактику фланговых ударов и охватов. Это было тем более важно, что к концу осени 1941 года ни Pz.IIl, ни Pz.IV уже не имели столь решающего, как весной, превосходства над большинством английских танков. Во время операции «Крусейдер», например, в ноябре 1941 года англичане наступали, имея 748 танков, в числе которых было 213 «матильд» и «валентайнов», 220 «крусейдеров», 150 крейсерских танков более старого образца и 165 «стюартов» американского производства. Африканский корпус мог противопоставить им лишь 249 немецких (из них 139 Pz.III) и 146 итальянских танков. При этом вооружение и бронезащита большинства английских боевых машин были аналогичны, а порой превосходили немецкие. В итоге двухмесячных боев британские войска недосчитались 278 танков. Потери итало-немецких войск были сопоставимы — 292 танка.

    Прикрывшись танками Pz.III,пехота готовится к атаке,Советский Союз,лето 1941г.

    Английская 8-я армия отбросила противника почти на 800 км и овладела всей Киренаикой. Но она не смогла решить свою главную задачу — уничтожить силы Роммеля. 5 января 1942 года в Триполи прибыл конвой, доставивший 117 немецких (в основном Pz.III Ausf.J с 50-мм пушкой в 42 калибра) и 79 итальянских танков. Получив это подкрепление, Роммель 21 января перешел в решительное наступление. За два дня немцы продвинулись на восток на 120 — 130 км, а англичане стремительно отступали.
    Закономерен вопрос — если немцы не имели ни количественного, ни качественного превосходства над противником, то чем же можно объяснить их успехи? Вот какой ответ на этот вопрос дает в своих воспоминаниях генерал-майор фон Меллентин (в тот период в звании майора он служил в штабе Роммеля): «По моему мнению, наши победы определялись тремя факторами: качественным превосходством наших противотанковых орудий, систематическим применением принципа взаимодействия родов войск и — последним по счету, но не по важности — нашими тактическими методами. В то время как англичане ограничивали роль своих 3,7-дюймовых зенитных пушек (очень мощных орудий) борьбой с авиацией, мы применяли свои 88-мм пушки для стрельбы как по танкам, так и по самолетам. В ноябре 1941 года у нас было только тридцать пять 88-мм пушек, но, двигаясь вместе с нашими танками, эти орудия наносили огромные потери английским танкам. Кроме того, наши 50-мм противотанковые пушки с большой начальной скоростью снаряда значительно превосходили английские двухфунтовые пушки, и батареи этих орудий всегда сопровождали наши танки в бою. Наша полевая артиллерия также была обучена взаимодействию с танками. Короче говоря, немецкая танковая дивизия была в высшей степени гибким соединением всех родов войск, всегда, и в наступлении и в обороне, опиравшемся на артиллерию. Англичане, напротив, считали противотанковые пушки оборонительным средством и не сумели в должной мере использовать свою мощную полевую артиллерию, которую следовало бы обучать уничтожению наших противотанковых орудий».

    Все сказанное фон Меллентином, в особенности касающееся взаимодействия всех родов войск с танками, было характерным и для другого театра военных действий — Восточного фронта, ставшего для Pz.III, как впрочем и для всех других немецких танков, важнейшим.
    По состоянию на 1 июня 1941 года Вермахт располагал 235 танками Pz.III с 37-мм пушками (еще 81 машина находилась в ремонте). Танков с 50-мм пушками было значительно больше — 1090! Еще 23 машины находились в стадии перевооружения. В течение июня от промышленности ожидалось поступление еще 133 боевых машин.
    Из этого количества непосредственно для вторжения в Советский Союз предназначалось 965 танков Pz.III, которые были распределены более или менее равномерно по 16 немецким танковым дивизиям из 19, участвовавших в операции «Барбаросса» (6-я, 7-я и 8-я танковые дивизии имели на вооружении танки чехословацкого производства). Так, например, в 1-й танковой дивизии имелось 73 Pz.III и 5 командирских Pz.Bf.Wg.III, в 4-й танковой — 105 боевых машин этого типа. Причем, абсолютное большинство танков было вооружено 50-мм пушками L/42.

    Танковый дозор Pz.Kpfw III Ausf.H,Россия февраль 1942г.

    Надо сказать, что «тройки» в целом были равноценным противником большинства советских танков, в чем-то превосходя их, но в чем-то и уступая. По трем основным оценочным параметрам — вооружению, маневренности и броневой защите — Pz.III существенно превосходил только Т-26. Над БТ-7 немецкая машина имела преимущество в броневой защите, над Т-28 и КВ — в маневренности. По всем трем параметрам «тройка» уступала только Т-34. Вместе с тем Pz.III имел неоспоримое превосходство над всеми советскими танками в количестве и качестве приборов наблюдения, качестве прицелов, надежности двигателя, трансмиссии и ходовой части. Немало важным преимуществом было стопроцентное разделение труда членов экипажа, чем большинство советских танков похвастать не могло. Последние обстоятельства, при отсутствии ярко выраженного превосходства в ТТХ в целом, позволяли Pz.III в большинстве случаев выходить победителем из танковых дуэлей. Впрочем, при встречах с Т-34, а тем более с КВ, добиться этого было весьма трудно — хорошая оптика или плохая, но пробить их броню немецкая 50-мм пушка могла только с очень малой дистанции — не более 300 м. Не случайно, что за период с июня 1941 года до сентября 1942-го жертвами огня этих орудий стали всего 7,5% от общего числа подбитых артиллерией танков Т-34. При этом основная тяжесть борьбы с советскими средними танками «легла на плечи» противотанковой артиллерии — огнем 50-мм противотанковых пушек РаК 38 за указанный период было подбито 54,3% танков Т-34. Дело в том, что противотанковая пушка была мощнее танковой, ее ствол имел длину 56,6 калибра, а начальная скорость бронебойного снаряда составляла 835 м/с. Да и встретить советский танк у нее было больше шансов.

    Колонна Pz.III Ausf.M сфотографирована в районе р.Дон.Первый и третий танки - Ausf.M,второй - Ausf.J На башне головного танка видны блоки дымовых гранатометов,на маске пушки установлена накладная броня

    Из сказанного следует, что самый массовый на тот момент танк Вермахта Pz.III,имевший к тому же и наибольшие возможности по борьбе с танками, в 1941 году был совершенно неэффективен против советских Т-34 и КВ. Если учесть и отсутствие количественного превосходства, то становится понятно как, возможно сам того не осозновая, блефовал Гитлер, нападая на СССР. Во всяком случае, 4 августа 1941 года на совещании в штабе группы армий «Центр» он сказал генералу Г.Гудериану: «Если бы я знал, что у русских действительно имеется такое количество танков, которое приводилось в вашей книге, я бы, пожалуй, не начинал эту войну».

    Члены экипажа командирского Pz.Kpfw III Ausf.L обсуждают ситуацию;танк выдвигается на исходную позицию перед наступлением,Курская дуга,1943г.

    Однако вернемся к Pz.III. За шесть месяцев 1941 года было безвозвратно потеряно 660 танков этого типа, за первые два месяца 1942-го — еще 338. При существовавших тогда темпах производства бронетанковой техники в Германии быстро восполнить эти потери было нереально. Поэтому танковые дивизии Вермахта постоянно ощущали хронический некомплект боевых машин.
    В течение всего 1942 года Pz.III оставались основной ударной силой Панцерваффе, в том числе и в ходе масштабных наступательных операций на южном фланге Восточного фронта. 23 августа 1942 года Pz.III Ausf.J из 14-го танкового корпуса первыми вышли к Волге севернее Сталинграда. В Сталинградской битве и битве за Кавказ Pz.III понесли наиболее серьезные потери. В этих сражениях участвовали «тройки», вооруженные обоими типами пушек — в 42 и 60 калибров. Использование длинноствольной 50-мм пушки позволило отодвинуть дистанцию огневого боя, например, с Т-34 почти до 500 м. В сочетании с довольно мощной лобовой броней Pz.III шансы на победу обоих танков в значительной степени уравнивались. Правда успеха в бою на такой дистанции немецкая машина могла добиться только при использовании подкалиберных снарядов PzGr 40.

    Pz.Kpfw III Ausf.L на мощенной булыжником улице русского города,вторая половина 1942г.,на маске пушке смонтирована дополнительная броня толщиной 20мм

    В мае 1942 года первые 19 танков Ausf.J с 50-мм пушками L/60 прибыли в Северную Африку. В английских документах эти машины фигурируют как Panzer III Special. Накануне сражения у Эль-Газалы Роммель располагал всего 332 танками, 223 из них были «тройки». При этом следует учитывать, что появившиеся на фронте американские «Грант I» являлись практически неуязвимыми для орудий немецких танков. Исключение составляли Pz.III Ausf.J и Pz.IVAusf.F2 с длинноствольными пушками, но таких машин у Роммеля насчитывалось всего 23 единицы. Тем не менее, несмотря на численное превосходство английских войск, немцы вновь перешли в наступление и к 11 июня вся передовая линия опорных пунктов от Эль-Газалы до Бир-Хакейма оказалась в их руках. За несколько дней боев британская армия потеряла 550 танков и 200 орудий, после чего английские части начали беспорядочный отход к тыловой оборонительной позиции на египетской территории у Эль-Аламейна.
    Тяжелые бои на этом рубеже начались в конце августа 1942 года. Накануне наступления, которое Роммель начал в это время,Африканский корпус располагал 74 Panzer III Special. В ходе неудачных наступательных боев немцы понесли тяжелые потери в технике, восполнить которые так и не смогли. К концу октября в немецких войсках остался всего 81 боеспособный танк. 23 октября 1029 танков 8-йармии генерала Монтгомери перешли в наступление. К 3 ноября сопротивление немецких и итальянских войск было сломлено; началось стремительное отступление, а вся тяжелая техника оказалась брошенной. В 15-й танковой дивизии, например, к 10 ноября осталось 1177 человек личного состава, 16 орудий (из них четыре 88-мм зенитки) и ни одного танка. Оставив Ливию армия Роммеля, получившая пополнение, в январе 1943 года смогла остановить англичан на границе Туниса, на Линии Марет.

    Pz.Kpfw Ausf.G раннего типа,5-я танковая дивизия,Африка,май-июнь 1941.г

    В 1943 году некоторое количество танков Pz.III главным образом модификаций L и N приняло участие в завершающих боях Африканской кампании. В частности танки Ausf.L 15-й танковой дивизии участвовали в разгроме американских войск в проходе Кассерин Мфевраля 1943 года.Танки Ausf.N входили в состав 501-го тяжелого танкового батальона. В их задачу входила охрана позиций «тигров» от атак неприятельской пехоты. После капитуляции немецких войск в Северной Африке 12 мая 1943 года все эти танки стали трофеями союзников.

    Цель поражена!!! Последние мгновения Pz.Kpfw III Ausf.H Россия,июнь 1942г.;в танке сдетонировал боекомплект.

    Основным же театром боевого применения Pz.III в 1943 году оставался Восточный фронт. Правда, основная нагрузка в противоборстве с советскими танками к середине года перешла к Pz.IV c длинноствольными 75-мм пушками, а «тройки» все чаще играли вспомогательную роль в танковых атаках. Тем не менее, они еще составляли примерно половину танкового парка Вермахта на Восточном фронте. К лету 1943 года в штат немецкой танковой дивизии входил танковый полк двухбатальонного состава. В первом батальоне «тройками» вооружалась одна рота, во втором — две.
    Всего в дивизии полагалось иметь 66 линейных танков этого типа.

    Экипаж пытается вытащить капитально застрявший в русской "дороге" Pz.Kpfw III Ausf.H из 1-й панцердивизии,лето 1942г.

    «Прощальной гастролью» Pz.III стала операция «Цитадель». Кроме этих танков еще 56 машин имелось в тяжелых танковых батальонах Pz.Abt.503 и Pz.Abt.505,656-м полку истребителей танков и других частях. По немецким данным, в течение июля и августа 1943 года было потеряно 385 «троек». Всего же в течение года потери составили 2719 единиц Pz.III, из которых 178 после ремонта вернули в строй.
    Что касается Pz.III(Fl), то генерал-полковник Г.В.Бакланов так описал атаку германских огнеметных танков на Курской дуге на позиции 39-го стрелкового полка: «Бойцы, в свое время прошедшие обкатку танками во время учений и минувших боев, не дрогнули. Распластавшись на земле, вдавившись в крошечные окопчики, они собрались пропустить их и встретить пехоту огнем пулеметов и автоматов.
    И вот тут произошло нечто ошеломляющее и страшное. Десятка два танков почти одновременно выбросили из своих металлических чрев, видимо под огромным давлением, огненные струи. Каждая струя, окутанная облаком черного дыма, становилась все толще, шире и метрах в пятидесяти от танка обрушивалась на землю, заливая морем огня окопы, сжигая траву и людей. Казалось, полыхал сам воздух, небо, все вокруг. Это была огненная смерть.Так мы впервые столкнулись с огнеметными танками.Первая линия полка дрогнула и побежала назад.
    Подоспевшие на бронетранспортерах фашисты прямо с машин открыли автоматный огонь. Другие спрыгнули на землю, устремились за отходящими бойцами, на ходу строча из автоматов. Подразделения продолжали отходить, неся огромные потери.Я снова взглянул на поле боя. По нему гулял огненный смерч, не давая бойцам возможности организоваться, закрепиться, зацепиться, найти хоть какое-то укрытие. Немцы продолжали теснить наших, танки неудержимо двигались вперед. И в это время сделали невозможное артиллеристы дивизии. 32-й гвардейский артиллерийский полк и 4-й истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион вывели орудия на прямую наводку и ударили по танкам. Несколько из них взорвались, как пороховые бочки. Другие сбавили ход и начали в нерешительности останавливаться. Под их гусеницы полетели связки гранат. Некоторые машины подорвались на противотанковых минах, разбросанных саперами».

    Россия,танки Pz.III медленно передвигаются по горящей деревне.Впереди идет Ausf.G,за ним идет Ausf.J

    К концу 1943 года, в связи с прекращением производства, количество Pz.III в частях первой линии резко сократилось. Значительное количество танков этого типа передали в различные учебные и резервные части. Они несли службу и на второстепенных театрах военных действий, например, на Балканах или в Италии. В боевых частях первой линии к ноябрю 1944 года оставалось чуть больше 200 Pz.III: на Восточном фронте — 133, на Западе — 35 и в Италии — 49.
    По состоянию на март 1945 года в войс-ках оставалось следующее количество танков:
    Pz.lll L/42 — 216;
    Pz.lll L/60 — 113;
    Pz.lll L/24 — 205;
    Pz.Beob.Wg.III - 70;
    Pz.Bf.V^.lII- 4;
    Berge-Pz.lll — 130.
    Из числа линейных танков и машин передовых артиллерийских наблюдателей 328 единиц находились в Армии резерва, 105 использовались в качестве учебных, а 164 машины, находившиеся во фронтовых частях, распределялись следующим образом:
    Восточный фронт — 16;
    Западный фронт — —;
    Италия — 58;
    Дания/Норвегия — 90.
    Немецкая статистика последнего года войны заканчивается 28 апреля и цифры наличия Pz.III в войсках на эту дату почти не отличаются от приведенных выше, что свидетельствует о практическом неучастии «троек» в боях последних дней войны. Согласно немецким данным с 1 сентября 1939 года по 10 апреля 1945-го безвозвратные потери танков Pz.III составили 4706 единиц.

    ОЦЕНКА МАШИНЫ


    В 1967 году в своей книге «Конструкции и развитие боевых машин» британский танковый теоретик Ричард Огоркевич изложил любопытную теорию существования промежуточного класса «легких-средних» танков. По его мнению, первой машиной в этом классе стал советский Т-26, вооруженный 45-мм пушкой. Кроме того, Огоркевич причислил сюда чехословацкие машины LT-35 и LT-38, шведский La-10, английские «крейсера» от Mk I до Мк IV, советские танки семейства БТ и, наконец, немецкий Pz.III.

    Стоит взглянуть на таблицу, чтобы убедиться, что в теории Огоркевича есть определенный смысл. Действительно, тактико-технические характеристики боевых машин достаточно близки друг другу. Во всяком случае, ярко выраженного превосходства в чью-либо пользу не наблюдается. Это тем более важно, поскольку эти танки являлись не гипотетическими противниками, а встретились на полях сражений. Правда, к 1939 году их ТТХ немного изменились, главным образом в сторону усиления бронирования, но сохранилось главное: все эти боевые машины, в большей или меньшей степени, — своего рода легкие танки-переростки. Они как бы перешагнули верхнюю планку легкого класса, но до полноценного среднего не дотянули.

    Тем не менее, в 1930-е годы, благодаря удачному сочетанию основных параметров вооружения и подвижности «легкие-средние» танки считались универсальными, одинаково способными как поддерживать пехоту, так и выполнять функции кавалерии. Однако сопровождение пехоты требовало движения со скоростью пехотинца и такие машины, имевшие относительно слабую бронезащиту, становились легкой добычей противотанковой артиллерии, что было наглядно продемонстрировано в Испании. Вторую функцию, и это подтвердилось уже в самом начале Второй мировой войны, они также не могли выполнять самостоятельно — их нужно было поддерживать или, в конечном счете, заменять танками с более мощным вооружением, например, с 75-мм пушкой, способной не только поражать технику противника, но и вести эффективный огонь осколочно-фугасными снарядами.

    Впрочем, к необходимости сочетать «легкие-средние» танки с танками, вооруженными 75-мм пушкой, пришли уже в середине 1930-х годов. Только решали эту проблему по-разному: англичане устанавливали в штатные башни некоторой части своих крейсерских танков 76-мм гаубицы вместо 2-фунтовых пушек; в СССР выпустили несколько сотен артиллерийских танков БТ-7А с 76-мм пушкой в увеличенной башне; немцы же пошли по наиболее кардинальному и наиболее сложному пути, создав два разных танка. В самом деле, в 1934 году четыре немецкие фирмы получили заказ на разработку «машины командира роты» — ZW и «машины командира батальона» — BW. Само собой разумеется, что это были лишь номинальные девизы. Технические задания на них были близкими. Например, их базовая масса составляла 15 и 18 т соответственно. Существенные различия имелись лишь в вооружении: одна машина должна была нести 37-мм, другая — 75-мм пушку. Близость техзаданий и привела к созданию двух практически идентичных по массе, габаритам и бронированию, но различавшихся по вооружению и в итоге — абсолютно разных по конструкции машин: Pz.III и Pz.IV.
    Компоновка «четверки» была явно более удачной. Достаточно сравнить схемы бронекорпусов, чтобы в этом убедиться. У Pz.IV нижняя часть корпуса уже, чем у Pz.III, но компоновщики фирмы Кгuрр, расширив подбашенную коробку до середины надгусеничных полок, довели диаметр башенного погона в свету до 1680 мм,против 1520 мм у Pz.III. За счет более рациональной компоновки моторного отделения у Pz.IV заметно больше по длине отделение управления. Результат на лицо: у Pz. III нет посадочных люков механика-водителя и стрелка-радиста. К чему это может привести в случае необходимости экстренно покинуть подбитый танк, понятно без объяснений. В целом же, при практически одинаковых габаритных размерах забронированный объем у Pz.III был меньше, чем у Pz.IV.

    Трудно дать объяснение появлению столь близких техзаданий равно как и последующему принятию на вооружение обоих танков. Куда логичнее было бы принять один танк, но с двумя вариантами вооружения. Такое решение повлекло бы за собой значительно меньше издержек в будущем. Совершенно очевидно, что немцы тут допустили ошибку.Вместе с тем, в своей категории «легких-средних» танков Pz.III оказался наиболее совершенным, в наименьшей степени унаследовавшим недостатки, характерные для легких танков. После того, как было усилено его бронирование и вооружение, а масса превысила 20 т, что практически делало «тройку» средним танком, превосходство над «одноклассниками» еще больше возросло. Оно многократно усиливалось и превосходством в тактических приемах использования танковых частей и соединений. В результате у германского командования в первые два года войны не было особых причин для беспокойства по поводу боевых качеств Pz.lll.

    Ситуация полностью изменилась в 1941 году, когда на Восточном фронте немцы столкнулись с Т-34, а в Африке с «Грантом». Над ними Pz.III тоже имел определенные преимущества. В частности Т-34 он превосходил по количеству и качеству приборов наблюдения и прицеливания, удобству работы экипажа, легкости управления и технической надежности. «Грант», сопоставимый с «тройкой» по оснащению приборами наблюдения и надежности, уступал немецкой машине по конструкции и компоновке. Правда, все эти достоинства сводило на нет главное: советская и американская машины были сконструированы в рамках перспективной концепции «универсального» танка, призваного заменить как «легкие-средние», так и танки поддержки. В СССР к пониманию необходимости такой замены пришли в результате долгого пути эволюции «легких-средних» танков. В США эволюции вообще никакой не было, но американцы сделали быстрые и, самое главное, правильные выводы из чужого опыта.

    А что же немцы? Судя по всему, к середине 1941 года они в полной мере осознали серьезность допущенной ошибки. 6 сентября 1941 года Гитлеру был представлен доклад, в котором обосновывались выгоды от «объединения» Pz.III и Pz.IV. Делу был дан ход, и несколько фирм получили задание на проработку различных вариантов Panzer-kampfwagen III und IV n.A. (n.A. neue Ausfuhrung — новое исполнение).
    Фирма Krupp построила два прототипа, представлявшие собой Pz.III с новой ходовой частью, предназначавшейся для Pz. III/IV.
    Опорные катки располагались в шахматном порядке, подвеска была торсионной. Обе машины довольно долго проходили испытания на различных полигонах. Отрабатывались и другие варианты подвески и ходовой части. Проектирование и испытания привели в начале 1942 года к созданию унифицированного шасси Geschutzwagen III/IV, у которого опорные катки, подвеска, поддерживающие катки, направляющие колеса и гусеницы были заимствованы у танка Pz.IV Ausf.F, а ведущие колеса, двигатель и коробка передач — у Pz.III Ausf.J. Но идея «единого» танка так и не осуществилась. Этот проект был похоронен в марте 1942 года, после того как в Pz.IV Ausf.F установили 75-мм пушку с длиной ствола в 43 калибра, в одночасье и без хлопот превратив танк поддержки в «универсальный».

    Командирский танк на базе Pz.Kpfw III Ausf.D из 179-й запасной танковой дивизии,Франция 1943г

    Применить подобное решение к Pz.III было нельзя. Непременным условием для создания «универсального» танка являлось наличие длинноствольной пушки калибром не меньше 75 мм, установить которую в башню Pz.III не представлялось возможным без существенных переделок в конструкции танка. А с 50-мм пушкой даже длиной в 60 калибров «тройка» оставалась все тем же «легким-средним» танком.
    В итоге «универсальная» «четверка» состояла в серийном производстве вплоть до конца войны, шасси Geschutzwagen III/IV активно использовалось для создания различных самоходных орудий... А «тройка»? «Тройка» оказалась лишней.

    Окраска машин в различных вариантах(чтобы прочесть описание кликните по картинке)





    На службе в РККА


    Использование в Красной Армии трофейных германских танков началось с первых дней Великой Отечественной войны. Однако информации о применении такой техники в 1941 году немного, ведь поле боя оставалось за противником. Тем не менее описания отдельных эпизодов дают представление о событиях тех дней.
    Так, 7 июля 1941 года во время контрудара 7-го механизированного корпуса Западного фронта воентехник 2 ранга Рязанов из 18-й танковой дивизии на своем танке Т-26 прорвался в тыл противника. Спустя сутки он снова вышел к своим, выведя из окружения два Т-26 и один трофейный Pz.III с поврежденным орудием.
    Пик использования трофейной бронетехники, в том числе и танков Pz.III (в советских документах тех лет машина именовалась Т-III, этот русифицированный индекс в послевоенные годы перекочевал во все отечественные военно-исторические издания), пришелся на 1942 — 1943 годы. Уже весной 1942 года была издана «Памятка по использованию трофейных немецких боевых и вспомогательных машин», в которой в краткой форме приводилось описание конструкции и органов управления всех танков Вермахта. Давались также рекомендации по запуску двигателя, вождению и использованию вооружения. В конце 1942 года в свет вышло «Краткое руководство по использованию трофейного немецкого танка Т-III». Это говорит о том, что «тройка» была достаточно распространенным танком в Красной Армии, что подтверждается архивными документами.

    В феврале 1942 года в 121-й танковой бригаде Южного фронта по инициативе лейтенанта С. Быкова был восстановлен немецкий танк Pz.III. Во время атаки 20 февраля опорного пункта противника в районе деревни Александровка, экипаж Быкова на трофейном танке двигался впереди других танков бригады. Немцы, приняв его за свой, пропустили вглубь своих позиций. Воспользовавшись этим, наши танкисты атаковали противника с тыла и обеспечили взятие деревни с минимальными потерями. К началу марта в 121-й бригаде отремонтировали еще четыре Pz.lll. Из пяти трофейных машин была сформирована танковая группа, которая очень удачно действовала в тылу противника в мартовских боях. Чтобы отличить трофейные танки от вражеских их выкрасили в темно-серый цвет так, что они выглядели как новенькие, а также установили сигнал флажками — «я свой». Эти танки использовались довольно долго, во всяком случае во время боев на Харьковском направлении во второй половине мая 1942 года в 121-й танковой бригаде еще эксплуатировались два Pz.III.

    В марте 1942 года трофейные средние танки появились и на Волховском фронте. В частности ими была вооружена третья рота 107-го отдельного танкового батальона 8-й армии.
    8 апреля 1942 года танки батальона (10 трофейных, один КВ и один Т-34) поддерживали атаку нашей пехоты в районе Веняглово. В ходе этого боя Pz.III под командованием старшего сержанта Н.И.Барышева вместе с батальоном 1-й отдельной горнострелковой бригады и 59-м лыжным батальоном прорвался в немецкий тыл. В течение четырех суток танкисты и пехотинцы вели бой в окружении, надеясь, что прибудет подкрепление. Но помощь так и не пришла, поэтому 12 апреля танк Барышева вышел к своим, вывезя на броне 23 пехотинца — все, что осталось от двух батальонов.
    По состоянию на 5 июля 1942 года в 107-м батальоне, помимо отечественных и трофейных танков других типов, имелось два Pz.lll.

    Трофейный Pz.Kpfw III Ausf.J и его экипаж под командованием Н.И.Барышева 107-й отдельный батальон,8-я армия,Волховский фронт июль 1942г

    На Западном фронте, кроме многочисленных отдельных машин, действовали и целые подразделения, оснащенные трофейной матчастью. Начиная с весны и до конца 1942 года, здесь имелось два батальона трофейных танков, которые в документах фронта именуются «отдельными танковыми батальонами литер «Б». Один из них входил в состав 31-й, другой — 20-й армий. На 1 августа 1942 года в первом имелось девять Т-60 и 19 немецких танков, в основном Pz.III и Pz.IV, во втором — 7 Pz.IV, 12 Pz.lll, два штурмовых орудия и 10 чехословацких 38(t). До начала 1943 года оба батальона активно участвовали в боях, поддерживая пехоту огнем и маневром.

    Осенью 1943 года в составе 33-й армии Западного фронта воевало наиболее крупное в Красной Армии соединение трофейных танков — 213-я танковая бригада. На 10 ноября 1943 года в бригаде имелись четыре Т-34, 11 Pz.IV и 35 Pz.III!
    Значительное количество трофейных танков использовалось в войсках Северо-Кавказского (Закавказского) фронта, где в течение октября — ноября 1942 года была разгромлена 13-я немецкая танковая дивизия. В ходе начавшегося контрнаступления советские войска захватили значительное количество бронетанковой техники врага. Это позволило сформировать к началу 1943 года несколько частей и подразделений, укомплектованных трофейными боевыми машинами. Так, например, 151-я танковая бригада в конце марта получила 2-й батальон, полностью оснащенный трофейными танками: три Pz.IV, пять Pz.lll и один Pz.ll. Вместе бригады и батальон участвовали в боевых действиях в составе 37-й армии. На том же участке сражался 266-й танковый батальон, имевший кроме советских, четыре танка Pz.HI.
    В 56-й армии Северо-Кавказского фронта воевали 62-й и 75-й отдельные танковые батальоны, также имевшие на вооружение трофейные машины разных типов. Что касается Pz.lll, то в каждом батальоне имелось по два таких танка. Девять Pz.lll числилось в составе 244-го танкового полка, прибывшего на Северо-Кавказский фронт в июле 1943 года. Причем трофейные танки воевали вместе с американскими машинами МЗс и МЗл, составлявшими основное вооружение полка.

    Пожалуй, последний эпизод применения советскими войсками в относительно больших количествах трофейных танков Pz.III относится к концу лета 1943 года. 28 августа 1943 года частям 44-й армии была придана отдельная рота трофейных танков из трех Pz.IV, 13 Pz.lll и двух «американцев» — МЗс и МЗл. В последующие два дня рота совместно с 130-й стрелковой дивизией овладела поселком Вареночка и городом Таганрог. В ходе боя танкисты уничтожили 10 автомашин, пять огневых точек, 450 солдат и офицеров противника, захватили семь автомашин, три ремонтных летучки, два трактора, три склада, 23 пулемета и 250 пленных. Пять Pz.III при этом были подбиты (один из них сгорел), а три подорвались на минах. Рота потеряла семь человек убитыми и 13 ранеными.

    Говоря об использовании трофейных танков Pz.III в Красной Армии нельзя обойти молчанием создание на его базе самоходно-артиллерийской установки СУ-76И.

    Самоходная установка СУ-76И (И — иностранная) была создана весной 1943 года на заводе №37 в Свердловске конструкторской группой под руководством А.Каштанова. При этом шасси танка Pz.lll почти не претерпело изменений. Были сняты башня и верхний лист подбашенной коробки. На их месте устанавливалась четырехгранная сварная рубка, крепившаяся к корпусу болтами. В рубке размещалась 76-мм самоходная пушка С-1 (вариант пушки Ф-34, предназначавшийся для вооружения легких САУ) и боекомплект из 98 выстрелов. Экипаж СУ-76И состоял из четырех человек. Поскольку для переделки в САУ использовались шасси танков Pz.III разных модификаций, самоходные установки тоже отличались друг от друга как внешне, так и по внутреннему устройству. Существовало, например, три варианта трансмиссии.

    Боевое крещение СУ-76И получили на Курской дуге. К началу июля 1943 года в распоряжении 13-й армии Центрального фронта имелось 16 машин этого типа. В ходе наступления на Орел фронт был усилен двумя самоходно-артиллерийскими полками, один из которых также имел машины на трофейном шасси (16 Су-76И и один Pz.lll). В составе Воронежского фронта числилось 33 СУ-76И.
    В августе — сентябре 1943 года в Белгородско-Харьковской операции участвовали 1901-й, 1902-й и 1903-й самоходно-артиллерийские полки, вооруженные САУ СУ-76И.К концу 1943 года в войсках почти не осталось этих машин. В начале 1944 года все СУ-76И были переданы из боевых подразделений в учебные, где эксплуатировались вплоть до конца 1945 года.


    Источники материалов и фото:
    Михаил Барятинский PANZER III СТАЛЬНОЙ СИМВОЛ БЛИЦКРИГА Москва «Яуза» «Коллекция» «Эксмо» 2008
    ОСНОВНОЙ ТАНК PANZERWAFFE часть 3 ВОЕННО ТЕХНИЧЕСКАЯ СЕРИЯ №98

    Сохранившиеся в музеях экземпляры(для прочтения пояснений - кликните на фото,где оно плохо читается)




    Танк Pz.III в экспозиции Музея Бронетанковых войск в г. Кубинка(фото из архива нашего соклана!!!)


    Ещё несколько фото



    P.S. Надеюсь вы узнали много нового для себя.Со следующей статьи я изменю схему разбора танков,теперь я буду рассматривать их по классам.Начну с легких танков,точнее продолжу =) С вами был ваш исторический обозреватель Дмитрий=позывной Sherhhan,до новых встреч.
    Категория: Средние танки | Добавил: sherhhan (01.07.2012) | Автор: Дмитрий Гинзбург E
    Просмотров: 1875 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поиск

    Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • GB © 2017 Создать бесплатный сайт с uCoz