Советские танки 3-го уровня противотанковая САУ СУ-76(часть 1я) - ПТ-САУ - Каталог статей - Дикие танкисты с золотыми погонами
Батальон диких танкистов "Германские варвары" Пятница, 24.02.2017, 11:01
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Состав батальона
  • bandidos
  • Yurik13
  • satrap1978
  • STALIN92
  • Musyaka
  • Formix
  • Spirit_War
  • KirGiz
  • Aleksashka
  • dave135
  • Love_horses
  • Gi0X
  • timmi6426
  • creckadrenalin
  • 30russia
  • sherhhan
  • branden
  • valvalval
  • vladis760
  • WifaTank
  • Quest91
  • eqi9ym
  • glendic
  • menberg
  • baron1969
  • M_a_k_s_i_m_u_s
  • lis_andrey
  • steaaler
  • Ilyxa007
  • eagle2450
  • curren
  • nerevin_e1
  • tjuri
  • Nice_Girl_1
  • Pustun88
  • MegaOverkill
  • Germanskiy_Varvar

  • Категории раздела
    Обо всем [0]
    Все что не касается танков
    Танки [5]
    Все о танках
    Смешные истории о танках [1]
    Приколы и смешные рассказы о танках
    Легкие танки [18]
    Все о легких танках
    Средние танки [11]
    Все о средних танках
    Тяжелые танки [10]
    Все о тяжелых танках
    ПТ-САУ [4]
    Все о ПТ-САУ
    Арт-САУ [5]
    Все об Арт-САУ

    Мини-чат

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Форма входа

    Счетчик посещений
    web counter


    Главная » Статьи » ПТ-САУ

    Советские танки 3-го уровня противотанковая САУ СУ-76(часть 1я)
    Здравствуйте дорогие читатели,сегодня я вам предлагаю рассказ о самой массовой и,не побоюсь этого слова,"рабочей лошадке" советской самоходной артиллерии СУ-76.Одной из самых распространенных и массовых самоходных установок в годы Великой Отечественной войны была легкая самоходная установка СУ-76 (СУ-76М). Эта машина использовалась в качестве орудия сопровождения пехоты (конницы), а также как противотанковое средство для борьбы с легкими и средними танками и САУ противника. Для борьбы с тяжелыми машинами СУ-76 (СУ-76М) была малоэффективна из-за слабой броневой защиты корпуса и недостаточной мощности орудия. Но, несмотря на это она внесла свой вклад в разгром войск противника.

    СУ-76
    Самоходная артиллерийская установка


    Разработчик: КБ ГАЗ
    Год начала работ: 1942
    Год выпуска первого прототипа: 1942
    Серийный выпуск продолжался до 1945 г., после войны СУ-76 оставались на вооружении до начала 1950-х гг.

    История создания


    Достаточно длительное время было принято считать, что в первые годы войны в Советском Союзе не уделялось внимания самоходным артиллерийским установкам. Это утверждение не совсем правильно – действительно, в 1941-1942 гг. танковые войска РККА практически получили ни одной специализированной САУ. Связано это было, в первую очередь, с планами организации механизированных корпусов, где основную роль отводили танкам различных типов, часть которых планировали использовать как штурмовые и КВ-2 яркий тому пример. Не стоит также забывать, что с июля 1941 г. основные предприятия танковой промышленности находились в эвакуации, и о развертывании выпуска новых видов техники пришлось забыть почти на год. Впрочем, это не означало, что работа по САУ не велась.
    Если вспомнить межвоенные годы, то по числу типов и модификаций самоходных орудий именно СССР удерживал лидерство. То, что большая часть этих уникальных образцов не строилась серийно вовсе не говорит о том, что советские САУ были непригодны к боевой эксплуатации. Как раз наоборот, от конструкторов требовали довести самоходки до максимально возможного боевого уровня при минимальных затратах. С 1936 по 1938 гг. танковые воска получили только два типа САУ (СУ-1-12 на шасси грузовых автомашин и СУ-5-2 на шасси танка Т-26), но в скором времени ожидалось появление более тяжелых самоходок типа СУ-14. В дополнение к ним, с 1937 г., серийно выпускались так называемые "артиллерийские танки” БТ-7А, вооруженных 76-мм пушкой КТ-28 и предназначавшихся для непосредственной поддержки пехоты. Абсолютно большая часть этих машин была потеряна в летних боях 1941 г. и восполнить их на тот момент было нечем.

    В то же время удачные действия немецких САУ поддержки неоднократно отмечались в донесениях с фронтов. Как правило, наиболее массовые тогда StuG III, применялись стрельбы прямой наводкой по живой силе и укреплениям, но в ряде случаев имело место борьба с танками и бронемашинами. Выстрела 75-мм короткоствольной пушки 7,5cm StuK37 L/24 было достаточно для пробития 70 мм листа брони, установленного под углом 30. Сделать это, правда, можно было с дистанции 100 метров, но для легких танков типа БТ или Т-26 с намного меньшей бронезащитой этого было более чем достаточно. Чтобы компенсировать нехватку самоходных орудий в сентябре 1941 г. начальник 2-го отдела НКТП, известный советский конструктор, С.А.Гинзбург выступил с предложением разработать на базе легкого танка Т-60 целую серию бронированных гусеничных машин, среди которых была и САУ. Своевременного отзыва на это тогда получить не удалось – у наркомата хватало работы по серийным машинам, но на очередном совещании НКТП, прошедшем 26-28 января 1942 г., Гинзбург сумел убедить чиновников в необходимости иметь на вооружении легкую самоходку с мощным вооружением, способную эффективно бороться со средними и тяжелыми (имелись в виду Pz.III и Pz.IV) танками противника. Инициативу конструктора поддержал не только нарком вооружения, но и представитель наркомата обороны. По всей видимости, легкая противотанковая САУ представлялась им в виде конструктивно упрощенного танка без башни, что одновременно позволяло уменьшить её стоимость.
    Прошло чуть больше месяца, и 3 марта 1942 г. был издании приказ НКТП об образовании специального бюро самоходной артиллерии, основой для которого послужил тот самый техотдел под руководством Гинзбурга. Никто тогда и предположить не мог, что для этого выдающегося конструктора одна из самых массовых САУ времен войны станет последней – будущая "сучка” оказалась роковой не только в жизни её экипажей.

    К созданию легких самоходных установок в начале марта 1942 года приступило специальное бюро самоходной артиллерии, организованное на базе технического отдела Наркомата танковой промышленности (НКТП) во главе с С.А Гинзбургом. С использованием базы легкого танка Т-60 и агрегатов грузовых автомобилей ЗиС и ГАЗ этим бюро был разработан эскизный проект унифицированного шасси, предназначавшегося для создания различных типов самоходных установок, включая и противотанковые. В качестве основного оружия на данном шасси предполагалось установить 76,2-мм пушку с баллистикой дивизионного орудия образца 1939 года (УСВ) или 76,2-мм танковую пушку образца 1940 года (Ф-34). Однако С.А.Гинзбург предполагал значительно шире использовать унифицированное шасси и предложил в трёхмесячный срок совместно с конструкторами из МВТУ им. Баумана и НАТИ разработать целый ряд боевых машин;
    - 76,2-мм штурмовое самоходное орудие поддержки пехоты;
    - 37-мм зенитный самоходный автомат;
    - 37-мм зенитный танк с башенной установкой конструкции Савина;
    - легкий танк с 45-мм пушкой большой мощности и 45-мм броней;
    - бронированный спецтранспортер пехоты и боеприпасов, на базе которого могли быть созданы санитарная машина, машина технической помощи и самоходный миномет;
    - артиллерийский тягач.
    Подобная компоновочная схема унифицированного гусеничного шасси САУ предусматривала переднее расположение силовой установки (два двигателя ЗиС или ГАЗ-АА (ГАЗ-ММ) и кормовое размещение боевого отделения (десантного отделения или грузовой платформы). Две коробки передач были размещены по бортам в передней части корпуса. В ходовой части предполагалось применять пять или шесть опорных катков на каждом борту.
    14-15 апреля 1942 года состоялся пленум Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления (Артком ГАУ), на котором также были подняты вопросы создания САУ. Артиллеристами были выработаны собственные требования к самоходным установкам, которые отличались от тактико-технических требований (ТТТ), выдвинутых 2-м отделом НКТП.
    Проектирование унифицированного шасси было завершено к концу апреля месяца 1942 года. Однако средства были выделены только на изготовление двух опытных образцов: 76,2-мм самоходного штурмового орудия поддержки пехоты и 37-мм зенитной самоходной установки. Ответственным исполнителем по изготовлению самоходных установок был назначен завод № 37 НКТП. Специально для унифицированного шасси по тактико-техническому заданию НКТП конструкторское бюро под руководством В.Г. Грабина разработало вариант дивизионной пушки ЗИС-3, получившей наименование - ЗИС-3Ш (Ш - штурмовая). В мае-июне 1942 года заводом № 37 были изготовлены опытные образцы штурмовой и зенитной самоходных установок, которые прошли заводские и полигонные испытания.

    По результатам испытаний в июне 1942 года последовало распоряжение Государственного Комитета Обороны (ГКО) о скорейшей доводке машины и подготовке серии для проведения войсковых испытаний. Но в связи с началом Сталинградской битвы, завод № 37 срочно стал наращивать выпуск легких танков, а заказ на изготовление опытной серии самоходных установок был отменен.
    Выполняя решения пленума Арткома ГАУ РККА от 15 апреля 1942 года о создании самоходно-артиллерийских установок для поддержки пехоты в конструкторском бюро Уральского завода тяжелого машиностроения им. Серго Орджоникидзе (УЗТМ) весной 1942 года был разработан проект САУ с установкой 76,2-мм пушки ЗИС-5 на базе легкого танка Т-40 (проект У-31). Непосредственная разработка проекта самоходной артиллерийской установки была выполнена конструкторами КН. Ильиным и А.Н. Шляковым совместно с конструкторами завода № 37, причем установку орудия вел УЗТМ, а базу проектировал завод № 37. Во второй половине октября 1942 года по решению правительства разработанный проект самоходной установки У-31 был передан и КБ завода № 38, где он был использован при разработке легкой самоходной артиллерийской установки СУ-76.
    В июне 1942 года распоряжением ГКО была выработана совместная программа Наркомата вооружения (НКВ) и НКТП по созданию новой "Системы самоходной артиллерии для вооружения Красной Армии". При этом на НКВ возлагались задачи разработки и изготовления артиллерийской части новых будущих самоходных артиллерийских установок, а НКТП должен был заниматься созданием базовой машины. Общую координацию работ по самоходным установкам должно было осуществлять специальное бюро НКТП под руководством самого С.А. Гинзбурга - начальника конструкторского отдела наркомата.
    19 октября 1942 года по ходатайству ГАУ РККА было принято постановление ГКО, согласно которому заводам промышленности была поставлена задача к 1 декабря 1942 года изготовить опытные партии самоходных установок: легких - с 37- и 76,2-мм пушками и средних - со 122-мм орудием, а ГАУ РККА - в середине декабря провести испытания изготовленных самоходных установок и результаты испытаний доложить правительству. Ответственными исполнителями по "штурмовым САУ" были назначены Коломенский завод № 38 им. Куйбышева и Горьковский автозавод им. Молотова, по зенитным САУ - завод № 37.

    При создании "штурмовой САУ" предполагалось остановиться на компоновочной схеме, предложенной специальным бюро НКТП (с двумя параллельно установленными рядом карбюраторными двигателями в передней части машины и просторным боевым отделением в корме).
    В соответствии с заданными ТТХ в ноябре 1942 года Горьковский автозавод и завод № 38 представили на испытания свои опытные образцы "штурмовых САУ", вооруженных 76-мм дивизионной пушкой ЗИС-3. Самоходная установка Горьковского автозавода имела индекс СУ-71, а машина завода № 38 - СУ-12.

    СУ-76 (СУ-12) на испытательном пробеге перед передачей в войска. Киров, полигон завода № 38, весна 1943 года.

    Кроме того, постановлением ГКО и приказом Наркомата обороны (НКО) от 25 ноября 1942 года в ГАУ РККА было создано Управление механической тяги и самоходной артиллерии, в обязанности которого входила организация всего производства, снабжения и ремонта самоходных установок. Формирование частей было возложено на вновь организованный учебный центр самоходной артиллерии, подчиненный управлению формирований Главного управления командующего артиллерии РККА.
    Созданная в КБ Горьковского автозавода под руководством Н.А. Астрова самоходная установка СУ-71 была разработана на базе унифицированного шасси, предназначавшегося для создания машин различного назначения, и относилась к типу полузакрытых самоходных установок. В ее конструкции были использованы узлы и агрегаты легких танков Т-60 и Т-70. Всего осенью 1942 года было изготовлено два опытных образца, один из которых в ноябре того же года прошел заводские испытания.
    При проведении полигонных испытаний самоходной установки СУ-71 была выявлена неудовлетворительная работа системы охлаждения САУ. Для обеспечения нормальной работы системы охлаждения требовалась значительная переработка машины. 19 ноября 1942 года приемочная комиссия составила акт, согласно которого самоходная установка СУ-71 была признана не отвечавшей требованиям технического задания и не обладавшая надлежащей надежностью.

    Кроме того, в зависимости от установленного вооружения (при установке 37-мм зенитной пушки - зенитная самоходная установка СУ-72) гусеничные шасси имели значительные конструктивные и технологические различия между собой и не имели преемственности с выпускавшимися на Горьковском автозаводе машинами, что при организации серийного выпуска потребовало бы значительного переоснащения всего производства, неприемлемого в условиях военного времени. Дальнейшие работы по данной машине были прекращены в связи с принятием на вооружение самоходной установки СУ-12 (СУ-76) конструкции С.А. Гинзбурга, поставленной на производство на заводе № 38.
    Опытный образец самоходной установки СУ-12 разработанный в октябре-ноябре 1942 года в КБ завода № 38 под руководством главного конструктора М.Н. Щукина по проекту С.А. Гинзбурга был изготовлен заводом (г. Киров) в ноябре 1942 года. Машина была создана КБ с использованием агрегатов легких танков Т-60 и Т-70 и относилась к типу закрытых самоходных установок. Схема общей компоновки предусматривала переднее расположение трансмиссии и ведущих колес, а также кормовое размещение неподвижной броневой рубки и установку двух работавших параллельно двигателей по бортам в средней части корпуса.
    Командир машины и заряжающий находились у правого борта броневой рубки, наводчик слева от пушки. Для наблюдения за полем боя в крыше рубки устанавливался перископ-разведчик, который имел шкалы измерения углов для корректирования стрельбы. В походном положении этот прибор укладывался внутри машины. Кроме того, в специальных отверстиях на крыше рубки САУ и в ее бортах, закрывавшихся броневыми крышками, могли устанавливаться еще три смотровых зеркальных прибора. Рабочее место механика-водителя САУ было оборудовано в центре отделения управления в носовой части корпуса. У механика-водителя имелся свой входной люк, располагавшийся в верхнем лобовом листе корпуса, в крышке которого устанавливался смотровой перископический зеркальный прибор. Посадка и выход экипажа, а также загрузка боекомплекта производились через двухстворчатую бронедверь, располагавшуюся в верхнем кормовом листе боевой рубки. Кроме того, на первых машинах в правой части нижнего кормового наклонного листа боевого отделения имелся аварийный люк.
    76,2-мм пушка ЗИС-3 образца 1942 года с клиновым затвором и полуавтоматикой механического (копирного) типа без каких либо изменений была установлена в боевом отделении этой машины на станке. Ось орудия устанавливалась в подшипниках, закрепленных на переднем листе рубки. Две боковые распорки станка пушки были связаны с бортами корпуса машины. Выходящие за броню рубки противооткатные устройства были прикрыты подвижной бронировкой, а возникавшая вследствие этого неуравновешенность качающейся части была устранена за счет установки на люльке орудия специального груза.

    Для ведения стрельбы прямой наводкой использовался штатный прицел ЗИС-3, для стрельбы с закрытых огневых позиций - панорамный прицел (в машине укладывались две панорамы Герца, одна из них запасная). Подъемный механизм пушки секторного типа обеспечивал углы вертикальной наводки от -2,50 до + 250. Винтовой поворотный механизм позволял иметь углы горизонтальной наводки ±150. Скорострельность орудия составляла 8 выстр./мин. Однако высокая загазованность боевого отделения при стрельбе затрудняла работу экипажа. В боекомплект пушки входили 60 выстрелов с бронебойно-трассирующими (БР-350А, БР-350Б, БР-350СП), осколочно-фугасными (ОФ-350), осколочными (О-350А), фугасными (Ф-354, Ф-354Ф) и кумулятивными (БП-353Л) снарядами. Кроме того, в зависимости от вида предстоящих боевых действий, в состав боекомплекта установки могли входить выстрелы со шрапнелью пулевой (Ш-354Т, Ш-354), шрапнелью стержневой (Ш-361), шрапнелью Гартца (Ш-354Г), дымовым (Д-350) и зажигательным (З-350) снарядами. Бронебойный снаряд массой 6,5 кг имел начальную скорость 662 м/с, его бронепробиваемость на дистанции 500 м составляла 71 мм.
    В апреле 1943 года в боекомплект был введен подкалиберный бронебойно-трассирующий снаряд (ВР-354П), который при массе 3,05 кг имел начальную скорость 950 м/с и на дистанции 500 м пробивал броню толщиной 100 мм. Начальная скорость осколочно-фугасного снаряда при массе 6,2 кг составляла 680 м/с. Выстрелы размещались в боевом отделении у бортов корпуса в специальных гнездах. В боевом отделении на бортах рубки укладывались два 7,62-мм пистолета-пулемета ППШ с боекомплектом 1065 патронов (15 дисков) и ручные гранаты Ф-1 (в трех специальных ящиках на правом борту рубки).
    Броневая защита корпуса и рубки - противопульная, выполненная из броневых катаных листов толщиной 7, 10, 15, 25 и 35 мм, устанавливавшихся наклонно. Верхний лобовой лист корпуса толщиной 25 мм имел угол наклона от вертикали 60", нижний лобовой лист корпуса толщиной 35 мм - 30". На верхнем лобовом листе корпуса помимо люка механика-водителя имелись два люка, предназначавшихся для доступа к агрегатам трансмиссии, закрывавшиеся броневыми крышками. В нижнем лобовом листе имелось два лючка для заводной рукоятки, закрываемые броневыми крышками на болтах. Кроме того, к этому листу приваривались два буксирных крюка.

    Самоходные установка СУ-76 (СУ-12) с демонтированной крышей. Июль 1943 года.


    Крыша над моторным отделением крепилась к корпусу с помощью болтов. Для доступа к двигателям в передней части надмоторной крыши у правого и левого бортов имелись два специальных люка, закрываемых откидными броневыми крышками на петлях. В местах расположения люков в бортах корпуса были сделаны отверстия воздухопритоков, закрывавшиеся броневыми коробами. В кормовой части крыши моторного отделения за надмоторными люками были сделаны два лючка для доступа к заливным горловинам двух топливных баков (правого и левого), закрывавшиеся броневыми крышками на болтах. Каждый бортовой лист корпуса состоял из двух частей, сваренных между собой. В верхней средней части бортовых листов были приварены броневые короба системы жалюзи для выхода охлаждающего воздуха от вентиляторов системы охлаждения двигателей. К бортовым листам крепились на болтах по три кронштейна поддерживающих катков и надгусеничные полки. В нижней части, напротив переднего и заднего балансиров подвески устанавливались упоры с резиновыми подушками. Корма корпуса самоходной установки состояла из двух броневых листов: нижнего наклонного и верхнего вертикального. С правой и левой стороны наклонного листа и к бортовым листам с помощью болтов крепились кронштейны механизма натяжения гусеницы, по середине листа - буксирный крюк. На заднем вертикальном листе корпуса был приварен специальный карман, который закрывался броневой крышкой на петлях и предназначался для облегчения посадки в боевое отделение. Сварное днище корпуса машины было усилено поперечными балками коробчатого сечения, внутри которых располагались торсионные валы подвески. В днище имелись двенадцать вырезов (по шесть с левой и правой стороны), в которые были вставлены и приклепаны кронштейны подвески, а также лючки, которые предназначались для доступа к пробкам сливных горловин узлов и агрегатов силовой установки и трансмиссии. Эти лючки закрывались броневыми крышками на болтах.

    Броневая рубка представляла собой усеченную пирамиду, которая крепилась к корпусу машины с помощью сварки. Лобовой броневой лист рубки толщиной 35 мм имел угол наклона от вертикали 25". В лобовом листе была сделана амбразура под установку орудия. В кормовой наклонной стенке имелись двухстворчатые дверцы, предназначавшиеся для входа и выхода боевого расчета, а также и для загрузки боекомплекта. В броневой крыше рубки был вырезан люк для головки панорамного прицела, над которым с зазором устанавливалась броневая крышка. В крыше рубки у правого и левого бортов, а также справа от амбразуры орудия для установки смотровых приборов были сделаны специальные лючки, закрывавшиеся броневыми крышками на петлях. В правом углу крыши был установлен броневой стакан антенного ввода. Слева от него имелось отверстие под установку перископа-разведчика. Смотровые лючки, закрывавшиеся броневыми крышками, располагавшиеся в бортах и левой створке входной двери боевого отделения, использовались как для наблюдения, так и для стрельбы из личного оружия. Кроме того, в лобовом листе рубки справа и слева от амбразуры орудия имелось по одному отверстию для стрельбы из личного оружия, закрывавшемуся броневой пробкой. Для вентиляции боевого отделения в кормовой части крыши и входных дверец был сделан специальный люк, закрывавшийся броневой крышкой на петлях.
    Схема бронирования СУ-76



    В ходе эксплуатации машины, особенно в летних условиях, была выявлена плохая вентиляция боевого отделения. Поэтому уже в первых числах июля месяца 1943 года НКТП было рекомендовано демонтировать крышу боевой рубки вплоть до фартука перископического прицела, или установить на крыше вытяжной вентилятор. Вытяжной вентилятор установлен не был, а вот крыша боевой рубки на отдельных машинах была демонтирована.
    Подвижная бронировка качающейся части пушки состояла из нескольких листов, сваренных в одно целое и прикрепленных к люльке болтами. Спереди бронировка накрывалась двумя щитками, которые крепились к основной части бронировки шестью болтами. С правой стороны в бронировке был сделан люк, который предназначался для доступа к пробке тормоза отката и к гайкам сальника тормоза отката и накатника. Снаружи люк закрывался специальной крышкой на болтах.

    Силовая установка состояла из двух четырехтактных шестицилиндровых карбюраторных двигателей ГАЗ-202 жидкостного охлаждения, установленных параллельно вдоль бортов корпуса. Общая мощность силовой установки составляла 140 л.с. (103 кВт). На всех двигателях устанавливались карбюраторы марки "М-1" со специальной регулировкой. Система зажигания была батарейная. Пуск двигателей производился с помощью двух электростартеров СТ-06 мощностью 2 л.с. (1,5 кВт) каждый или вручную с помощью механизмов ручной заводки, привернутых к картерам коробок передач. Включение стартеров отдельное - для каждого двигателя. Правый двигатель был оборудован пусковым подогревателем. В систему охлаждения каждого двигателя входили: водяной радиатор, водомасляный радиатор, водяной насос, вентилятор, водяные и маслопроводы. Циркуляция воды осуществлялась с помощью водяного насоса, установленного на двигателе и приводимого в действие клиновым ремнем от шкива, установленного на носке коленчатого вала двигателя. Емкость системы охлаждения правого двигателя с пусковым подогревателем составляла 48 л, левого двигателя - 38 л. В системе воздухоочистки использовались двойные воздухоочистители масляного типа. Емкость двух топливных баков составляла 400 л. Запас хода машины по шоссе достигал 250 км.

    Механическая трансмиссия САУ располагалась в передней части корпуса и состояла из двух однодисковых главных фрикционов сухого трения (сталь по асбесто-бакелиту), двух четырехступенчатых коробок передач типа ГАЗ-ММ, двух главных передач, соединительного вала, а также двух многодисковых бортовых фрикционов с ленточными тормозами и двух бортовых редукторов. В качестве механизма поворота использовались бортовые фрикционы. Приводы управления были механическими, непосредственного действия. Дополнительная фрикционная муфта, установленная разработчиками на соединительном валу была предназначена разрывать жесткую связь между левой и правой главными передачами.

    Двигатель ГАЗ-203.

    Для синхронности включения и выключения в коробках передач одноименных пар шестерен был предусмотрен специальный механизм, а также блокировочные устройства, связанные с механизмом выключения главного фрикциона. Параллельное расположение двигателей создавало замкнутый колебательный контур, что приводило к частым поломкам деталей коробок передач. Кроме того, при переключении передач не было полной синхронизации между коробками передач и происходило ударное нагружение и срезание зубьев шестерен. Машина развивала максимальную скорость по шоссе до 44 км/ч.
    В ходовой части использовались индивидуальная торсионная подвеска, мелкозвенчаты о гусеницы с ОМШ, два ведущих колеса переднего расположения со съемными зубчатыми венцами цевочного зацепления, два направляющих колеса с механизмами натяжения гусениц, двенадцать опорных и шесть поддерживающих катков с наружной амортизацией такой же конструкции, как у танка Т-70. Ширина трака гусеницы составляла 300 мм.

    Электрооборудованне машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 12 В. В качестве источников электроэнергии использовались две аккумуляторные батареи типа ЗСТЭ-112, соединенные последовательно, общей емкостью 112 А ч и генератор Г-64 мощностью 250 Вт с реле-регулятором РРА-44 или генератор ГТ-500 мощностью 500 Вт с реле-регулятором РРК-ГТ-500. Для внешней радиосвязи устанавливалась радиостанция 9Р (9РМ или 12РТ) и внутреннее переговорное устройство ТПУ-ЗР или ТПУ-Ф. Для связи командира с механиком-водителем использовалась световая сигнализация (сигнальные цветные лампочки).
    По результатам всех полигонных испытаний самоходной установки СУ-12 2 декабря 1942 года ГКО принял постановление о развертывании производства самоходных установок и оснащении ими частей Красной Армии. Государственные испытания опытного образца СУ-12 прошли на Гороховецком артиллерийском научно-испытательном опытном полигоне (АНИОП) в период с 5 по 19 декабря 1942 года. По результатам испытаний комиссия рекомендовала принять самоходную установку на вооружение РККА после устранения недостатков, выявленных в ходе испытаний. Самоходная установка СУ-12 под маркой СУ-76 была принята на вооружение РККА. Ее серийное производство было развернуто на заводе № 38 и продолжалось до июля 1943 года.

    К 1 января 1943 года была изготовлена первая серия самоходных установок СУ-76 в количестве 25 машин, которые были направлены в учебный центр самоходной артиллерии. Эти машины вошли в состав двух первых самоходно-артиллерийских полков, которые находились в подчинении начальника артиллерии Красной Армии и приказом НКО от 10 января 1943 года "Об усилении огневой мощи бронетанковых и механизированных войск" предназначались для передачи (полков) в танковые и механизированные корпуса. Однако в связи с начавшейся операцией по прорыву блокады города Ленинграда два первых сформированных полка (1433-й и 1434-й) решением ставки ВГК в конце января 1943 года были направлены на Волховский фронт для использования их в качестве артиллерии сопровождения пехоты и танков.
    В начале 1943 года продолжалось формирование однотипных легких, средних и тяжелых самоходных артиллерийских полков в составе 4-6 батарей.
    Уже первый опыт применения самоходных установок показал, что они лучше других видов артиллерии способны четко решать задачи непосредственной поддержки и сопровождения пехоты и танков в течение всего периода наступления и полностью себя оправдали при прорыве глубоко эшелонированной обороны противника.
    В отношении вопросов технического усовершенствования конструкций самоходных установок был получен богатый материал, который выявил необходимость улучшения условий работы экипажа, совершенствования средств связи, приборов наблюдения и др.

    В связи с тем, что в ГАУ РККА отсутствовал опыт эксплуатации и ремонта базовых машин, применявшихся при изготовлении самоходных артиллерийских установок СУ-76 и СУ-122, то на заседании ГКО, состоявшемся 24 апреля 1943 года постановили решение разных вопросов производства всех САУ, технического обеспечения и формирования частей самоходной артиллерии передать в ведение командующего бронетанковыми и механизированными войсками РККА. С этого времени все дальнейшие работы по совершенствованию имевшихся и по созданию новых образцов самоходно-артиллерийских установок проводились через Главное бронетанковое управление (ГБТУ), в котором 21 мая 1943 года было организовано Управление самоходной артиллерии (УСА).
    По завершении первых десяти дней войсковых будней, заводские команды были большей частью сменены фронтовыми экипажами, и самоходки включились в плановые бои, которые прошли 13-15 февраля в районе Смердыни.
    Однако к моменту начала этих боев большинство СУ-76 уже вышли из строя, причиной которого были поломки коробок передач и главных валов, которые не выдержали условий фронтовой эксплуатации. Но в то время это еще не вызвало опасений.
    Казалось, что на поверхности лежит самое простое решение - усилить конструкцию валов, что легко было выполнено. Но такие «усиленные» машины начали выходить из строя даже чаще, чем прежние. Стало понятно, что машины обладают глобальным конструктивным дефектом. Поэтому 21 марта 1943 г. производство СУ-12 было остановлено до выяснения причин возникновения дефектов и путей их возможного устранения. Всего было выпущено 560 машин данного типа.

    Чтобы скомпенсировать вынужденное снижение объемов выпуска СУ-76, остро требовавшихся на фронте и восполнить их количество, пока не будет найдено эффективное решение, заводу № 37, эвакуированному в Свердловск, 20 марта 1943 г. был дан заказ на изготовление 200 шт. 76-мм СУ-С-1 (СУ-76(И)) на базе трофейного танка PzKpfw III. Всего до осени 1943 г. заказчиком было принято 201 шт. таких САУ, после чего их производство более не возобновлялось, так как конструктивный дефект в отечественных легких САУ был преодолен.
    Однако это было не так просто, как может показаться на первый взгляд. Дело в том, что в процессе работы двух двигателей на общий вал необходимо было синхронизировать их обороты, так как иначе на валу возникали крутильные колебания, резонансная частота которых находилась в рабочем диапазоне оборотов мотора. Самое страшное, что ее пиковое значение приходилось как раз на наиболее нагруженный режим работы, соответствующий движению САУ на второй передаче по глубокому снегу и грязи. Надо было срочно найти способ устранения резонансов крутильных колебаний, чем и занялось спецбюро САУ и ОГК НКТП в целом. Работы велись по двум направлениям: гашение крутильных колебаний рабочего вала, или синхронизацию работы моторов.
    Синхронизация моторов, расположенных на расстоянии друг от друга, тем более когда между ними сидел механик-водитель, выливалась в отдельную проблему. Это было принципиально возможно только в случае повторения пути горьковских танкостроителей - максимальному сближению моторных агрегатов, что вело к серьезной переделке конструкции САУ в целом, а значит - реальной и длительной остановке их выпуска в то время, как они остро требовались для предстоящих летом 1943 г. наступательных операций.

    Лёгкая самоходная установка СУ-76М
    (вид на правый борт).

    Поэтому С.А.Гинзбург и М.Щукин избрали другой путь - гашение резонансов крутильных колебаний на валу. В марте-апреле 1943 г. в Кирове прошли испытания машины СУ-12М. отличавшейся от СУ-12 рядом усовершенствований. Между моторами и КПП были установлены две пружинные упругие муфты, а между двумя главными передачами на общем валу - фрикционная проскальзывающая муфта. Моторы дополнили подмоторными амортизаторами. Принятые меры резко снизили аварийность главных передач СУ-12М. Необходимость в легких САУ была столь велика, что в мае 1943 г. СУ-12М пошли в серию под индексом СУ-76М.
    Самоходная установка СУ-76М поступила в серийное производство сразу на трех заводах (№ 38, 40 и ГАЗ), которое продолжалось до ноября 1945 года. В 1944 году, когда производство бронетанкового вооружения в СССР достигло своего максимума, выпуск самоходных установок СУ-76М количественно составлял около 25% объема от всего производства бронетанкового вооружения и техники.
    Здесь необходимо сделать некоторое грустное отступление, от истории машины к судьбе человека. Дело в том, что весной 1943 г. по приказу Ставки для расследования причин невыполнения заказов НКО по 76-мм СУ-76 (СУ-12) и.о. наркома танковой промышленности И.Зальцман образовал специальную комиссию под собственным председательством. Комиссия работала споро и быстро, но не нашла других причин невыполнения заказов, кроме виновных. Таковыми были объявлены С.А.Гинзбург (к тому времени - начальник Отдела Главного Конструктора НКТП), а также директор завода № 38 Яковлев и бывший главный конструктор завода № 37. Но если последние подверглись довольно легкому наказанию (временное отстранение от руководства работами и выговоры, то начальник ОГК НКТП, как «главный виновный» был в апреле 1943 г. отправлен на фронт начальником ремонтной службы одного из танковых корпусов. Вскоре И.Сталин поинтересовался что сделано по устранению дефектов СУ-76 и как восполнена их недостача. А узнав, что деятельность наркомата ограничилась наказаниями, он обрушил на головы руководства НКТП свой гнев, изложенный в двух письмах и телеграмме, где «... подобное наказание талантливого конструктора и танкостроителя СССР, товарища Гинзбурга...» называлось «...гнусным преступлением!», а «...фактическое бездействие руководства наркомата...» по его мнению, «...оставило Красную армию совсем без самоходной артиллерии». С.А.Гинзбург был отозван с фронта приказом Ставки, но было поздно, так как отозвание, по воспоминаниям Л.Горлицкого, пришло лишь через один, или два дня после его трагической гибели.

    Как бы то ни было, к лету 1943 г. СУ-76М (СУ-12М) пошли в войска и учебные подразделения. Их массовое боевое применение имело место на Курской дуге и именно тут родились устойчивые слухи о ненадежности механизмов СУ-76, продержавшиеся всю войну и тут же появились первые уничижительные клички в адрес этой боевой машины, в частности «братская могила четырех танкистов», «сука» и «душегубка». Это объяснялось отчасти и тем, что САУ отдали в подчинении танковых войск, а это было чревато тем, что большинство из них применялись большей частью именно как танки без башни. И потому отработанная еще в самом начале года тактика часто менялось с точностью до наоборот - сравнительно толстобронные танки шли под прикрытием СУ-76/СУ-76М, защищенных противопульной броней. Но были и другие причины,
    Лето было жарким и СУ-12M, практически не имевшая нормальной вентиляции боевого отделения, была обозвана «душегубкой», как впрочем, и СУ-76(И) испытывавшая в это время сходные проблемы. Уже в первых числах июля Наркоматом было рекомендовано демонтировать «вплоть до фартука перископического прицела» крышу боевой рубки, или установить на крыше СУ-76М дополнительный вытяжной вентилятор. Машина со снятой крышей понравилась в войсках несмотря на то, что дождь лил на головы экипажа, а закрепить брезент было непросто.
    Механики-водители тоже не особо любили СУ-12М, так как сидеть посередине между моторами было довольно неприятно, как не очень удобно было оперировать для управления САУ одной рукояткой, обслуживающей два КПП, издававшими из-за несинхронной работы множественные посторонние шумы. Случавшиеся поломки механизмов также не добавляли любви этим машинам.

    Схема бронирования СУ-76М

    И хоть по надежности работы они уже почти не отличались от средних САУ, ремонтировать их все-таки приходилось большей кровью, так как ремонт почти всегда сводился к замене КПП, главного вала или главных передач.
    Радикальная модернизация СУ-76М, как говорится, назрела и вскоре состоялась. Однако отдельные машины типа СУ-12M дожили в войсках до середины 1944 г, когда приказом нач. Бронетанкового управления КА были выведены в учебные подразделения.
    Все выпущенные в годы войны танковой промышленностью образцы самоходных установок показали высокие боевые качества, особенно в отношении маневренности и бронепробиваемости, а по основным показателям не уступали соответствующим образцам самоходных орудий Вермахта и полностью оправдали себя с производственной точки зрения.

    Описание конструкции СУ-76М

    Установка СУ-76М была создана с использованием агрегатов легкого танка Т-70М и относилась к типу полузакрытых самоходных установок. Компоновочная схема установки включала четыре различных отделения: управления, трансмиссионное, моторное и боевое.
    Отделение управления располагалось в передней части корпуса самоходной установки. В нем, по продольной оси машины располагался механик-водитель. Помимо сиденья механика-водителя в отделении управления размещались приводы управления (педали и рычаги), две аккумуляторные батареи, два бензиновых бака, щитки с контрольными приборами, выключатель батарей и часть ЗИП в ящике, размещавшемся позади сиденья механика-водителя. Для посадки и выхода механика-водителя в верхнем лобовом листе корпуса имелся люк, закрывавшийся броневой крышкой. Для облегчения открывания люк механика-водителя, в котором устанавливался перископический смотровой прибор, был снабжен типовым пружинным уравновешивающим механизмом.

    Трансмиссионное отделение САУ располагалось справа от отделения управления в передней части корпуса машины. В нем устанавливались главная передача с бортовыми фрикционами и тормозами, привод механизма ручной заводки, воздухоочиститель.
    Моторное отделение располагалось в средней части корпуса по правому борту. В моторном отделении на раме устанавливались два последовательно соединенных двигателя, главный фрикцион и коробка передач. С правой стороны двигателей располагался котел подогревателя.
    В кормовой части корпуса в неподвижной броневой рубке САУ располагалось боевое отделение. В боевом отделении размещались орудие, боеукладка, сиденья трех членов экипажа (слева от пушки размещался наводчик орудия, справа - командир машины, заряжающий - в левой задней части отделения), а также радиостанция. В машинах послевоенного года выпуска (1945 года) конструкция сиденья заряжающего была изменена. На походе заряжающий и наводчик размещались в кормовой части боевой рубки на широком сиденье. Для наблюдения за полем боя в правом переднем углу боевого отделения на угольнике устанавливался перископ-разведчик, который имел шкалы измерения углов для корректирования стрельбы, и перископический прибор командира установки. В походном положении прибор укладывался внутри машины. В левом углу находился перископический смотровой прибор наводчика. Посадка трех членов экипажа и загрузка боекомплекта производилась через дверь в кормовом листе боевого отделения. От непогоды открытое сверху боевое отделение (рубка) САУ закрывалось брезентовым тентом.
    Основным оружием являлась 76,2-мм пушка ЗИС-3 образца 1942 года с дульным тормозом, клиновым затвором и полуавтоматикой механического (копирного) типа, установленная на приваренной поперечной балке. При установке пушки в боевом отделении машины из ее конструкции были изъяты типовая ось и нижний станок. Длина ствола пушки составляла 42 калибра. Механизмы наводки орудия были механические, ручные: подъемный - секторного типа с червячной передачей, поворотный - винтовой. Углы наводки орудия по вертикали составляли от -5° до + 15", по горизонту - в секторе ±15".

    Для стрельбы прямой наводкой и с закрытых огневых позиций применялся прицел с панорамой Герца. Освещение шкал прицельных приспособлений, уровней и перекрестья панорамы осуществлялось с помощью стандартного оборудования типа "Луч", часто применявшегося в артиллерийских системах. Механизм спуска - ножной.
    Клиновой вертикальный затвор пушки обеспечивал реальную практическую скорострельность до 20 выстр./мин. Дальность стрельбы прямой наводкой составляла 4000 м, наибольшая - 12100 м. Противооткатные устройства были прикрыты качающейся бронировкой. Уравновешивание системы бронировки качающейся части орудия САУ осуществлялось с помощью установки 110-кг противовеса, крепившегося к люльке снизу сзади.
    В качестве дополнительного оружия использовался 7,62-мм пулемет ДТ, устанавливавшийся на откидном кронштейне внутри боевого отделения справа от пушки или для стрельбы по зенитным целям на кронштейне, располагавшемся на трубе, приваренной в задней части боевого отделения сверху к правому и левому бортам (на машинах послевоенного 1945 года выпуска). В боекомплект установки входили 60 выстрелов и 945 патронов (15 дисков) к 7,62-мм пулемету ДТ. Для стрельбы использовались выстрелы с осколочно-фугасными (ОФ-350 и ОФ-350А), осколочными (О-350А), фугасными (ф-354 и Ф-354Ф), бронебойно-трассирующими (БР-350А, БР-350Б и БР-350СП), бронебойно-трассирующими катушечного типа (БР-354П) и кумулятивными (БП-353А) снарядами, а также с пулевой шрапнелью (Ш-354Т и Ш-354).
    Осколочно-фугасные (ОФ-350 и ОФ-350А), осколочные (О-350А) снаряды, а также фугасные (Ф-354 и Ф-354Ф) гранаты предназначались для поражения живой силы, артиллерии и огневых средств пехоты противника и для разрушения типовых легких полевых сооружений.

    Бронебойно-трассирующие (БР-350А, БР-350Б и БР-350СП) и кумулятивные (БП-353А) снаряды предназначались для поражения бронированных целей (танки, бронемашины и бронепоезда).
    Подкалиберный бронебойно-трассирующий снаряд (БР-354П) предназначался для стрельбы прямой наводкой но тяжелым танкам на дальностях до 500 м.
    Шрапнель пулевая (Ш-354Т и Ш-354) предназначалась для поражения открыто расположенных целей. Кроме того, в боевом отделении установки укладывались два 7,62-мм пистолета-пулемета ППШ (Шпагина) с боекомплектом 426 патронов (6 дисков) и 10 ручных гранат ф-1.
    Броневая защита - противопульная, выполненная из броневых катаных листов толщиной 7, 10, 15, 25 и 35 мм, установленных с различными углами наклона. Бронировка противооткатных устройств имела толщину 10 мм. В верхнем лобовом листе корпуса, помимо люка механика водителя, справа располагался люк для доступа к главной передаче, бортовым фрикционам и тормозам трансмиссии. Люк закрывался броневой крышкой на болтах. В нижнем лобовом листе был сделан специальный лючок для заводной рукоятки, закрывавшийся броневой крышкой. Кроме того, на листе крепились два буксирных крюка. Крыша над моторным отделением состояла из двух броневых листов (левого и правого) и крепилась к корпусу с помощью болтов. Для доступа к двигателям в надмоторной крыше имелся специальный бронелюк, закрываемый откидной броневой крышкой на петлях. Кроме того, в свою очередь в крышке надмоторного люка был сделан люк воздухопритока, уже закрывавшийся защитной сеткой. В левом над моторном листе крыши для доступа к заливным горловинам двух топливных баков переднего и заднего, были сделаны два лючка, закрывавшихся броневыми крышками на болтах. В передней части крыши за люком механика-водителя был вырезан люк для доступа к стопору пушки по-походному, который закрывался крышкой из отделения управления.

    Самоходка СУ-76М из состава 1238-го самоходно-артиллерийского полка. Ленинградский фронт, Карелия, июль 1944 года.

    Каждый бортовой лист корпуса состоял из двух частей, склепанных между собой. В средней части правого бортового листа имелся лючок для горелки лампы подогревателя, рядом с ним - лючок для доступа к сливному крапу котла подогревателя. Лючки закрывались броневыми крышками на болтах. В верхней части заднего правого бортового листа был приварен броневой короб жалюзи для выхода охлаждающего воздуха от вентилятора системы охлаждения двигателей. К бортовым листам крепились на болтах по три кронштейна поддерживающих катков и надгусеничные полки. В нижней части, против переднего и заднего балансиров подвески - упоры с резиновыми амортизаторами.
    Корма самоходной установки СУ-76 состояла из двух броневых листов: нижнего наклонного и верхнего вертикального. С правой и левой стороны наклонного листа и к бортовым листам с помощью болтов кропились кронштейны механизма натяжения гусеницы. К средней части крепился буксирный крюк, а слева от него припаривалась подножка для удобства входа в боевое отделение. В заднем вертикальном листе корпуса имелась дверь для входа экипажа и загрузки боекомплекта. Кроме того, в правой его части было вырезано прямоугольное отверстие для прохода воздуха, закрывавшееся защитной сеткой.
    Днище корпуса, сваренное из четырех броневых листов, имело двенадцать вырезов (по шесть с левой и правой стороны), в которые были вставлены и приклепаны кронштейны подвески. Для увеличения жесткости днища к нему сверху приваривались шесть поперечин коробчатого сечения, внутри которых размещались торсионные валы. В днище САУ были сделаны девять лючков, предназначавшихся для доступа к пробкам сливных горловин узлов и агрегатов силовой установки и трансмиссии, а также всех систем, обеспечивавших их работу. Лючки закрывались броневыми крышками на болтах.

    Броневая защита боевого отделения состояла из переднего, двух бортовых листов и бронировки пушки. В передней части боевого отделения была приварена поперечина коробчатой формы, к которой крепилась опора пушки (центральное гнездо). В лобовом листе боевого отделения справа от пушки был вырезан фигурный люк для стрельбы из 7,62-мм пулемета ДТ, закрывавшийся броневой крышкой, а слепа от пушки - отверстие для стрельбы из личного оружия. В левом и правом бортах боевого отделения также были сделаны отверстия для стрельбы из личного оружия, закрывавшиеся броневыми заслонками. Кроме того, на правом боковом листе снаружи был приварен броневой кожух защиты антенного ввода. С внешней стороны но обрезу броневых листов боевого отделения приваривались скобы для закрепления брезентового тента.
    Высота кормового листа броневой рубки у машин последнего года выпуска (1945) была увеличена, вследствие чего были ликвидированы поручни на скосах бортовых листов, увеличена высота входной броневой дверцы. Кроме того, в задней части боевого отделения сверху к правому и левому бортам приваривалась труба, с перемещавшимся по ней кронштейном для установки пулемета для стрельбы по воздушным целям.
    Конструкция подвижной бронировки качающейся части пушки была аналогичной по устройству бронировки качающейся части пушки самоходной установки СУ-76.
    Силовая установка ГАЗ-203 состояла из двух бензиновых четырехтактных шестицилиндровых двигателей ГАЗ-70-6004 и ГАЗ-70-6005 жидкостного охлаждения с карбюраторами К-43, общей мощностью 140 л.с. (103 кВт), соединенных вместе последовательно посредством специальной муфты. Двигатели были жестко закреплены на раме, установленной на трех точках на резиновых полушках в передней части корпуса машины вдоль правого борта. Для предохранения рамы двигателей от смещения в продольном направлении (на машинах последнего года выпуска) к днищу приваривались кронштейны, имевшие отверстия для ее стопорения болтами после установления соосности двигателя с главной передачей. С правой стороны двигателей располагался котел подогревателя, четко обеспечивавший подогрев двигателей перед пуском в зимних условиях (при температуре окружающего воздуха ниже +5"). В системе воздухоочистки двигателей использовались два типовых сдвоенных спецвоздухоочистителя инерционно-масляного типа. Система зажигания - батарейно-катушечная, использовались две индукционные катушки КЗ-14 (КЗ-09 или КЗ-11), а также прерыватели-распределители Р-12 с центробежным регулятором угла опережения зажигания. Пуск самих двигателей производился двумя стартерами СТ-06 мощностью 2 л.с. (1,5 кВт) каждый (соединение стартеров - параллельное) или вручную с помощью механизма ручной заводки.Двигатели работали на авиационном бензине Б-70. Емкость двух топливных баков, размещавшихся в отделении управления, составляла 412 л. Запас хода машины по шоссе достигал 320 км.
    Система смазки двигателя САУ - циркуляционная, под давлением, независимая для каждого двигателя. В летних условиях применялось дизельное масло, в зимних - лубрикетинг. Для охлаждении масла использовались два трубчатых масляных радиатора, располагавшихся на лобовой поверхности водяного радиатора. Заправочная емкость масляной системы составляла 15 л.
    Система охлаждения - водяная, с принудительной циркуляцией. В системе охлаждения применялись центробежный водяной насос с ременным приводом от шкива вентилятора и сотовый радиатор, который охлаждал шестилопастной вентилятор. Заправочная емкость системы составляла 60 л.
    В 1950 году Горьковский автозавод им. Молотова приступил к производству и поставке силовых установок спаренных двигателей модели 15А, предназначенных для их монтажа на самоходно-артиллерийские установки СУ-76М при проведении их капитального ремонта.
    Силовая установка спаренных двигателей модели 15А состояла из двух модернизированных двигателей ГАЗ-51, соединенных последовательно гибкой муфтой. Двигатель ГАЗ-51 представлял собой модернизированный двигатель ГАЗ 11 который во время Великой Отечественной войны в несколько измененном виде изготавливался Горьковским автозаводом им. Молотова для спаренных агрегатов модели 15 (ГАЗ-203).
    Отдельные детали и узлы силовой установки 15А конструктивно отличались от силовой установки 15(203).
    Блок цилиндров двигателей силовой установки 15А был не взаимозаменяем с блоком цилиндров двигателей силовой установки 15 (ГАЗ-203) (гильзы, конструкция впускных клапанов, а также задняя опора распределительного вала, крепление головки цилиндров, поршни, поршневые кольца, распределительные валы, газопровод, измеритель уровня масла).
    В связи с понижением оси вентилятора на основной модели двигателя (ГАЗ-51) были изменены координаты шпилек крепления водяного насоса. Вытяжная труба вентиляции картера перенесена на заднюю крышку клапанной коробки в связи с ликвидацией вентиляционной камеры в блоке цилиндров, что было вызвано необходимостью присоединения котла пускового подогревателя к двигателю на грузовом автомобиле ГАЗ-51 с правой стороны.

    На каждый двигатель силовой установки 15 (ГАЗ-203) устанавливался один фильтр грубой очистки масла типа МФМ 25 больших габаритов, а вместо одного фильтра пластинчатый фильтр грубой очистки такого же типа, но меньшего размера и фильтр тонкой очистки со сменным фильтрующим элементом типа АСФО.
    Фильтры грубой очистки силовой установки 15А, как и фильтры грубой очистки силовой установки 15 (ГАЗ-203), были включены в масляную систему последовательно, фильтры же тонкой очистки - параллельно. В 1950 году на силовую установку 15А устанавливался карбюратор К-43 в том же виде, в каком он ставился и на силовую установку 15 (ГАЗ-203). В 1951 году этот карбюратор был заменен карбюратором К-43Б, который отличался от первого более точным выполнением ограничителя максимальных оборотов двигателя, пружиной ограничителя, более высоким расположением канала, соединяющего компенсационный колодец с поплавковой камерой, и калибровкой жиклеров. В 1952 году калибровка жиклеров была еще несколько уточнена.
    Все перечисленные изменения были направлены на полное обеспечение стабильности работы ограничителя числа оборотов, на устранение подсасывания горючего при увеличенных углах наклона карбюратора и на улучшение работы карбюратора на режимах холостого хода.
    В трансмиссионном отделении размещалась механическая трансмиссия, состоявшая из двухдискового главного фрикциона сухого трения (сталь по феродо); четырехступенчатой коробки передач, заимствованной у автомобиля ЗиС-5, с механизмом ручной заводки; главной передачи; двух многодисковых бортовых фрикционов (с трением сталь по стали) с плавающими ленточными тормозами с накладками из феродо; правой соединительной муфты; левой полуоси и двух муфт, а также двух бортовых редукторов. Правый бортовой редуктор имел привод к спидометру.
    Коробка передач обеспечивала четыре передачи переднего хода и одну передачу при движении назад. В качестве механизма поворота использовались бортовые фрикционы. Приводы управления механические. Максимальная скорость машины была ограничена 30 км/ч вместо расчетной 41 км/ч вследствие того, что при больших скоростях движения возникало биение левой полуоси главной передачи.

    В ходовой части САУ применялись индивидуальная торсионная подвеска с установкой буферов для ограничения хода крайних балансиров, мелкозвенчатые гусеницы с ОМШ, два ведущих колеса переднего расположения со съемными зубчатыми венцами цевочного зацепления, два направляющих колеса с механизмами натяжения гусениц, двенадцать опорных катков с наружной амортизацией и шесть поддерживающих катков без амортизации, заимствованных у танка Т-70.На машинах последнего года выпуска (1945) направляющие колеса устанавливались на конических подшипниках, а гайка хвостовика правого кривошипа направляющего колеса имела левую резьбу, исключавшую процесс самоотвинчивания. Ширина трака гусеницы составляла 300 мм.
    Для повышения проходимости СУ-76М по глубокому снегу и болотистой местности специалистами НИБТ полигона были разработаны специальные уширители, которые устанавливались на штатную гусеницу. Испытания машины с уширителями при движении по глубокому снежному покрову прошли на НИБТ полигоне. Однако дальнейшие работы по данному типу уширителей были прекращены ввиду их сложности и большой трудоемкости при монтаже на штатную гусеницу СУ-76М.
    Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 12 вольт. В качестве источников электроэнергии использовались две аккумуляторные батареи ЗСТЭ-112, соединенные последовательно, общей емкостью 112 А*ч и генератор ГТ-500С мощностью 350 Вт с реле-регулятором РРК-ГТ-500С.
    Основными главными потребителями электрической энергии являлись два стартера СТ-06, приборы зажигания, электрический сигнал, умформеры передатчика, приемника радиостанции и ТПУ, осветительные приборы (фара и задний сигнальный фонарь, две лампы освещения щитков приборов САУ, переносная лампа, плафон боевого отделения) и сигнальные лампы (три на щитке механика-водителя и одна на щитке командира машины). Электрооборудование машины при монтаже силовой установки 15А в результате модернизации машины в 1950, а затем в 1952 годах отличалось от электрооборудования силового агрегата 15 (203) следующими изменениями.
    Круглое установочное отверстие в корпусе генератора было заменено продольным установочным пазом; благодаря этому пазу генератор не проворачивался в башмаке и мог перемещаться н осевом направлении, что давало возможность установить ручей шкива генератора в плоскости ручьев двух других шкивов.
    Для работы внешней радиосвязи устанавливалась радиостанция 12PT-3 с умформером РУ-11Б или 9РС с умформером РУ-45Б, для внутренней связи - танковое переговорное устройство ТПУ-ЗФ с фонической сигнализацией посредством зуммера.

    На машине укладывались запасные части, инструмент и приспособления, придаваемые войсковым соединениям, имевшим в своем составе самоходные установки СУ-76М. На каждой установке имелся возимый индивидуальный комплект, состоявший из шоферского инструмента, шанцевого инструмента, приспособлений и запасных частей двигателя, а также других агрегатов установки. Кроме того, на машине (снаружи на правом борту рубки) крепился укрывочный брезент, а в частях еще дополнительно укладывались бревна для самовытаскивания.
    По выпуску на заводе-изготовителе самоходная установка окрашивалась в защитный цвет 4БО. На САУ в правом верхнем углу корпуса, на бортах и корме боевой рубки наносился заводской номер (буква с пятизначным или шестизначным номером), который в войсках, как правило, не закрашивался. В частях в зависимости от времени года производилась зимняя или летняя окраска машин. Зимой при наличии снежного фона земли использовалось деформирующее или одноцветное белое окрашивание. При этом применялись смываемые с основного защитного окрашивания красящие составы заводского изготовления на основе гашеной извести с добавлением мела и казеина. В летний период для уменьшения заметности машин на местности производили деформирующее окрашивание, используя, как правило, три цвета: зеленый, серо-желтый (7К) и темно-коричневый (6К). Для нанесения использовались табельные краски или сухие мелки заводского изготовлении. При отсутствии табельных красок применялись псевдо красители темно-коричного, серо-землистого и зеленого цвета, изготавливаемые из подручных средств (древесный уголь, тертый кирпич, просеянный чернозем, трава, листья, дорожная пыль, глина - на клеевом или казеиновом закрепителе или разведенных на олифе).
    Помимо заводских номеров на самоходных установках в соответствии с Уставом бронетанковых войск РККА (УТВ-1-38), действовавшего по февраль 1944 года и впоследствии введенного нового Боевого устава бронетанковых и механизированный войск РККА наносились опознавательные знаки в виде одно-четырехзначных номеров, а также тактические знаки и силуэты зверей или птиц вместе с сочетанием геометрических фигур или полос), характерные для той или иной воинской части (соединения), а также надписи, содержавшие персональные названия боевых машин и патриотические лозунги.
    Сравнительные ТТХ легких Самоходных установок СУ-76 и СУ-76М

    продолжение следует...

    Источники материалов:
    М.Свирин. "Броневой щит Сталина. История советского танка 1937-43 гг." Изд."Яуза", "Эксмо". 2006 г.
    М.Свирин. "Самоходки Сталина Сталина. История советской САУ 1918-45 гг." Изд."Яуза", "Эксмо". 2008 г.
    М.Барятинский "Советские танки в бою.От Т-26 до ИС-2". ЯУЗА\ЭКСМО. Москва. 2007.
    "Полная энциклопедия танков мира 1915-2000". сост.Г.Л.Холявский. Харвест.Минск\АСТ.Москва. 1998 г.
    www.aviarmor.net
    Энциклопедия Бронетехники РККА
    Фото взяты:
    Энциклопедия Бронетехники РККА
    Военный альбом
    Military Day
    Категория: ПТ-САУ | Добавил: sherhhan (23.05.2012) | Автор: Дмитрий Гинзбург E
    Просмотров: 1308 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 1
    1  
    good Прочитал хоть и с опозданием

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поиск

    Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • GB © 2017 Создать бесплатный сайт с uCoz