Танки второго уровня Советского дерева развития(часть 2я) - Легкие танки - Каталог статей - Дикие танкисты с золотыми погонами
Батальон диких танкистов "Германские варвары" Воскресенье, 26.03.2017, 23:44
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Состав батальона
  • bandidos
  • Yurik13
  • satrap1978
  • STALIN92
  • Musyaka
  • Formix
  • Spirit_War
  • KirGiz
  • Aleksashka
  • dave135
  • Love_horses
  • Gi0X
  • timmi6426
  • creckadrenalin
  • 30russia
  • sherhhan
  • branden
  • valvalval
  • vladis760
  • WifaTank
  • Quest91
  • eqi9ym
  • glendic
  • menberg
  • baron1969
  • M_a_k_s_i_m_u_s
  • lis_andrey
  • steaaler
  • Ilyxa007
  • eagle2450
  • curren
  • nerevin_e1
  • tjuri
  • Nice_Girl_1
  • Pustun88
  • MegaOverkill
  • Germanskiy_Varvar

  • Категории раздела
    Обо всем [0]
    Все что не касается танков
    Танки [5]
    Все о танках
    Смешные истории о танках [1]
    Приколы и смешные рассказы о танках
    Легкие танки [18]
    Все о легких танках
    Средние танки [11]
    Все о средних танках
    Тяжелые танки [10]
    Все о тяжелых танках
    ПТ-САУ [4]
    Все о ПТ-САУ
    Арт-САУ [5]
    Все об Арт-САУ

    Мини-чат

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Форма входа

    Счетчик посещений
    web counter


    Главная » Статьи » Легкие танки

    Танки второго уровня Советского дерева развития(часть 2я)
    Ну вот прошла еще одна неделя и снова на свет выходит моя следующая статья про танки. В предыдущей статье я подробно рассказал вам про легкие танки БТ-2 и БТ-5,теперь очередь другого танка 30х годов, а именно легкий танк Т-26.
    Как вы помните, я уже говорил о том, что советские власти требовали наладить производство танков для различного рода действий. Так вот, легкие танки БТ-2 и БТ-5 предназначались для поддержки развития наступления, то есть их главная задача была помочь развитию разгрома войск противника после прорыва основной линия обороны. Тогда возникает логичный вопрос: «А чем эту оборону «прорывать»?» для этой цели был разработан легкий танк Т-26 и средний танк Т-28, но в этой статье мы поговорим только о Т-26.

    Разработчик: КГ В.А.Гинзбурга
    Год начала работ: 1931
    Год выпуска первого прототипа: 1931
    Серийный выпуск танков Т-26 продолжался до 1941 г. На вооружении танковых частей РККА танки Т-26 оставались до конца войны.

    История человечества знает немало примеров, когда талантливые, одаренные люди или выдающиеся идеи и изобретения получали признание во всем мире, за исключением собственной родины. Поразительно, но факт — даже история бронетанковой техники изобилует подобными ситуациями. Один из таких примеров — судьба английского танка Vickers-Armstrong Мк.Е, более известного под названием "Виккерс" 6-тонный.
    Он был создан в инициативном порядке фирмой «Виккерс-Армстронг» в 1930 году в трех вариантах: двухбашенном (А), однобашенном (В) и в варианте танка-истребителя (С). Первый вооружался двумя пулеметами Vickers калибра 7,7 мм с водяным охлаждением, второй— 47-мм пушкой, а третий, внешне походивший на двухбашенный вариант, дополнительно вооружался двумя 37-мм пушками, которые размещались в лобовом и кормовом листах корпуса. Впрочем, танк-истребитель предполагалось изготавливать только по специальному заказу покупателей.
    Ни один из трех вариантов не вызвал никакого интереса у британских военных. И это неудивительно! Машина не вписывалась в классификацию танков, принятую в Великобритании. С самого начала «Виккерс 6-тонный» предназначался для продажи странам «второго мира» («третьего мира» тогда еще не существовало), под которыми подразумевались государства Восточной Европы, включая СССР, немногочисленные независимые государства Азии, а также страны Латинской Америки. Расчет руководства фирмы оказался верным. Одними из первых танком заинтересовались СССР и Польша.

    Советская закупочная комиссия, возглавляемая И.А.Халепским — начальником недавно созданного Управления механизации и моторизации РККА, 28 мая 1930 года заключила контракт с английской фирмой Vickers на производство для СССР 15 двухбашенных танков "Виккерс" 6-тонный. Первый танк был отгружен заказчику 22 октября 1930 года, а последний — 4 июля 1931-го. В сборке этих танков принимали участие и советские специалисты. В частности, в июле 1930 года на заводе Vickers работал инженер Н.Шитиков. Каждая изготовленная в Англии боевая машина обошлась Советскому Союзу в 42 тыс.руб. (в ценах 1931 года). Для сравнения скажем, что сделанный в августе того же года «основной танк сопровождения» Т-19 стоил свыше 96 тыс.руб. Кроме того, танк В-26 (такое обозначение получили в СССР английские машины) был проще в изготовлении и эксплуатации, а также обладал лучшей подвижностью. Все эти обстоятельства и предопределили выбор УММ РККА. Работы по Т-19 были свернуты, а все силы брошены на освоение серийного производства В-26.
    Однако первоначально речь не шла о стопроцентном воспроизведении британского прототипа. Так, 16 — 17 января 1931 года состоялось заседание комиссии под председательством начальника технического управления УММ РККА Г.Г.Бокиса, на котором были выданы два технических задания на проектирование танков сопровождения пехоты с использованием удачных конструктивных решений В-26.

    Конструкторская группа С.А.Гинзбурга занялась разработкой синтезированного варианта — боевой машины, получившей название Т-19 «улучшенный», с использованием узлов и агрегатов как Т-19, так и В-26. Для него создали новую коническую башню со спаренной установкой 37-мм пушки ПС-2 и пулемета ДТ. Эскизный проект танка был утвержден уже 26 января 1931 года. В заключении комиссии говорилось, что этот танк является не только более мощным, чем В-26, но и «более дешевым, а также простым в производстве, чем простое копирование уже неновой английской машины».
    В свою очередь, ВАММ им. И.В.Сталина начала разработку «Танка малой мощности» (ТММ) в двух вариантах — ТММ-1 и ТММ-2. Корпус и компоновка ТММ-1, по сравнению с британским прототипом, были изменены в связи с установкой 6-цилиндрового американского двигателя «Геркулес» мощностью 95 л.с. вместо 4-цилиндрового английского Armstrong-Siddley. Место механика-водителя перенесли справа налево. Лобовую броню усилили до 15 — 20 мм, а в лобовом листе корпуса справа установили пулемет ДТ (первоначально предполагалась 37-мм пушка), который обслуживал четвертый член экипажа. Вооружение в башнях сохранилось как у британского образца—два пулемета Vickers с водяным охлаждением. Трансмиссия танка также была полностью заимствована у В-26.
    Танк ТММ-2 помимо двигателя «Геркулес» оснастили улучшенной коробкой передач и механизмом поворота без бортовых фрикционов. В качестве третьей огневой точки в корпусе предполагалось установить скорострельный пулемет, но на изготовленном образце он отсутствовал. Впрочем, уже на ранней стадии проектирования целесообразность работы была взята под сомнение. На очередном заседании комиссии под председательством Г.Бокиса 23 января 1931 года против отечественных разработок неожиданно резко выступили представители заводов «Большевик» и ХПЗ К.К.Сиркен и Л.С.Владимиров. Свою позицию они мотивировали тем, что двигатель «Геркулес», которым помимо танков ТММ оснащался и Т-19 «улучшенный», усложнит выпуск танков. В этом плане двигатель В-26 казался им предпочтительнее. С мнением представителей промышленности согласились и представители Мобилизационного управления Красной Армии.
    Следует отметить, что впоследствии эта точка зрения нашла свое подтверждение. В ходе испытаний танков ТММ-1 и ТММ-2 в первой половине 1932 года они не продемонстрировали никаких преимуществ перед В-26. Более того, коробка передач и механизм поворота ТММ-2 оказались даже хуже, чем у «Виккерса». Двигатель «Геркулес» из-за неудачного режима работы сильно перегревался, а маневренность танка заметно ухудшилась. В сентябре 1932 года все работы по этим машинам были прекращены.
    Но вернемся к В-26. 13 февраля 1931 года постановлением Реввоенсовета СССР танк «Виккерс-26» приняли на вооружение Красной Армии под индексом Т-26. Его производство предполагалось развернуть на строящемся Челябинском тракторном заводе, затем на Сталинградском (тоже строящемся), причем на последнем планировалось создать специальный цех, способный выпускать в военное время до десяти тысяч танков в год. Но в итоге остановились на ленинградском заводе «Большевик» (бывший Обуховский завод), уже имевшем опыт танкостроения. Проектные работы по подготовке серийного производства, как, впрочем, и все дальнейшие работы по модернизации танка, проводились под руководством С.А.Гинзбурга.
    Для выполнения большой программы производства Т-26 из завода «Большевик» были выделены цеха, выпускавшие танки, и образован самостоятельный завод № 174 имени К.Е.Ворошилова. В 1931 году изготовлено 120, а сдано армии сто боевых машин.
    Проанализировав итоги работы завода «Большевик» в 1931 году, Комитет Обороны программу выпуска в 1932 году 1600 танков не скорректировал. При этом заводу было разрешено вносить «изменения в конструкцию и методику изготовления танков, не снижающие их боевых качеств и способствующие увеличению выпуска». Кроме того, к производству бронекорпусов привлекались Кулебакский, Выксунский и Мариупольский заводы. К выпуску же двигателей предполагалось привлечь НАЗ (впоследствии ГАЗ) и АМО.
    В феврале 1932 года на базе танкового производства завода «Большевик» был организован новый завод № 174. Его директором назначили К.К.Сиркена, а главным конструктором С.А.Гинзбурга.
    Несмотря на все эти мероприятия, план 1932 года выполнить не удалось. Еще в апреле К.К.Сиркен докладывал, что отставание от графика сборки танков происходило главным образом по вине смежников, которые затягивали поставку узлов и агрегатов. Кроме того, последние были крайне низкого качества. По двигателям доля брака доходила до 88%, а по бронекорпусам —до 41%. В 1932 году завод №174 изготовил 1410 танков, предъявил к сдаче 1361, а войска приняли только 950. Подобная картина наблюдалась и в дальнейшем. Тем не менее, до второй половины 1941 года заводские цеха покинули 11 218 танков. Т-26 стал самой массовой боевой машиной Красной Армии в предвоенный период.

    Прежде чем приступить к описанию модификаций танка Т-26, необходимо сказать несколько слов об особенностях обозначения советской бронетехники, в большинстве случаев никак эти модификации не выделявших. Так, танки Т-26 различных моделей, выпускавшиеся 10 лет, никаких буквенных индексов не получали. В документах армии и промышленности встречаются в основном два типа обозначений.
    Первый — использован в приведенной выше таблице. В ней «двадцатьшестые» разбиты на «двухбашенные», «линейные» (т.е. однобашенные с 45-мм пушкой и без радиостанции), «радийные» (то же, что и «линейные», но с радиостанцией), «химические» (т.е. огнеметные, но это уже отдельная тема и не о них сейчас речь, как, впрочем, и о «саперных» или телетанках, обозначенных ТТ-ТУ).
    Помимо классификации по числу башен и наличию радиостанции существовала классификация и по второму типу внешних признаков. Так, например, в документах и руководствах службы можно встретить такие обозначения, как «Танк Т-26 с цилиндрической башней», «Радиотанк Т-26 с цилиндрической башней», «Танк Т-26 с конической башней», «Танк Т-26 с конической башней и наклонной подбашенной коробкой» и т.д. Для облегчения распознавания той или иной модификации в литературе обычно используются обозначения типа: Т-26 образца 1933 года или Т-26 образца 1938 года. Эта довольно удобная система обозначений, но не имеющая ничего общего с официальной, и будет использоваться ниже.

    Танк Т-26 образца 1931 года


    С осени 1931 года на танках так называемой «второй серии» стали устанавливаться башни увеличенной высоты со смотровым окном. В крышке люка механика-водителя прорезали смотровую щель, но еще без стеклоблока триплекс.
    С 1 марта 1932 года на Т-26 над коробом воздуховывода начали устанавливать специальный кожух, предохранявший от осадков, прежде всего — снега. Спустя месяц этот кожух стал выполняться как единое целое с коробом воздуховывода.
    На танке устанавливался карбюраторный, 4-цилиндровый двигатель воздушного охлаждения Т-26, представлявший собой копию английского двигателя «Армстронг-Сиддлей». Цилиндры двигателя располагались горизонтально. Мощность двигателя — 90 л.с. при 2100 об/мин. Диаметр цилиндра — 120 мм, ход поршня— 146 мм. Степень сжатия—4,75 — 4,8. Справа от двигателя размещался топливный бак емкостью 182 л, а в кормовой части танка, за двигателем — масляный бак емкостью 27 л. В качестве топлива использовался очень качественный бензин 1-го сорта, так называемый «Грозненский», а в системе смазки — авиамасла ААС (летом) и АВ (зимой). На более низкосортных бензине и масле двигатель быстро выходил из строя.
    Механическая трансмиссия состояла из однодискового главного фрикциона сухого трения, карданного вала, пятискоростной коробки передач, бортовых фрикционов, бортовых передач и ленточных тормозов, располагавшихся на корпусах бортовых фрикционов.
    В ходовую часть применительно к одному борту входили восемь сдвоенных обрезиненных опорных катков диаметром 300 мм, сблокированных попарно в четыре балансирные тележки, подвешенные на листовых четвертьэллиптических рессорах, четыре обрезиненных поддерживающих катка диаметром 254 мм, направляющее колесо с кривошипным натяжным механизмом и ведущее колесо переднего расположения со съемными зубчатыми венцами (зацепление цевочное). Гусеницы шириной 260 мм изготавливались из хромоникелевой или марганцовистой стали.
    Средств внешней связи на линейных танках не было. Для связи командира с механиком-водителем первоначально устанавливалась «звуковая труба», впоследствии замененная светосигнальным устройством.
    Сверху танк Т-26 обр. 1931г. со сварными башнями. Снизу танк Т-26 на маневрах МВО. Лето 1935 г. на переднем плане машина с пушечно-пулеметным вооружением.


    В начале 1932 года встал вопрос об усилении вооружения Т-26, так как пулеметные машины не могли «поражать огневые точки неприятеля на большом расстоянии и обороняться от нападения вражеских танков-истребителей». В марте 1932 года на АНИОП прибыл танк Т-26, вместо правой башни которого была установлена малая орудийная башня опытного тяжелого танка Т-35-1, вооруженная 37-мм пушкой ПС-2. По окончании испытаний, давших удовлетворительные результаты, башню демонтировали и вернули на Т-35-1. В апреле того же года такие башни испытывались еще на двух танках Т-26.
    Орудие ПС-2 имело для своего времени очень хорошие характеристики, но на вооружение РККА принято не было, так как ГАУ отдавало предпочтение немецкой 37-мм пушке «Рейнметалл». На основе последней была создана и принята на вооружение пушка Б-3(5К). По сравнению с ПС-2, Б-3 имела меньшие откат и размер казенника, что позволяло установить ее в штатную пулеметную башню Т-26 почти без переделок последней.

    Однако завод № 8 им.Калинина не смог наладить выпуск пушек Б-3 в необходимых количествах. Их изготовление производилось без разработки технологического процесса, полукустарным путем. Заказ на 300 пушек, выданный в 1931 году, был выполнен только к концу лета 1933-го. Кроме того, с лета 1932 года все наличные орудия Б-3 передавались для вооружения танков БТ-2. Поэтому в правой пулеметной башне Т-26 устанавливалась 37-мм пушка ПС-1 (или «Гочкис-ПС»), хорошо освоенная промышленностью. Правда, выпуск этих орудий сворачивался, а их запас на складах оказался не столь велик, как ожидалось. Поэтому пришлось демонтировать пушки с передаваемых в ОСОАВИАХИМ или списываемых танков Т-18 и даже «Рено». Согласно плану перевооружения, пушки должны были устанавливаться на каждый пятый танк. В действительности же таких машин изготовили несколько больше: из 1627 двухбашенных танков, выпущенных в 1931—1933 годах, пушкой ПС-1 было вооружено около 450 машин

    В 1934 году с целью повышения огневой мощи двухбашенных танков в правой башне Т-26 в опытном порядке была установлена 76-мм динамо-реактивная пушка Курчевского. Испытания этой артсистемы, состоявшиеся в марте 1934 года, выявили как достоинства ее установки на танке, так и недостатки. Огневая мощь танка резко возросла, но пользоваться орудием было крайне неудобно. Особенно много неприятностей вызывало заряжание, которое можно было осуществить только во время коротких остановок. Кроме того, пороховые газы, отводившиеся назад, могли поразить пехоту, следовавшую за танком.
    В марте 1932 года в Научно-испытательном институте связи началась работа по созданию специальных танковых средств связи. Уже в сентябре 1932 года первые 10 танков, оборудованные радиостанцией № 7Н, были переданы на испытания. На танках смонтировали по-ручневые антенны, стойки крепления которых располагались на надгусеничных полках. Антенный ввод находился в передней части крыши подбашенной коробки. Испытания прошли успешно и, как тогда говорили, «радийный танк», или «радиотанк управления» 1 января 1933 года был принят на вооружение. Однако серийное его производство развернуто не было по причине отсутствия серийного выпуска радиостанций.

    Танк Т-26 образца 1933 года


    В марте 1932 года на вооружение Красной Армии была принята 45-мм противотанковая пушка 19К, разработанная на заводе № 8. Вслед за ней спроектировали установку 19К в танк, которая получила название «45-мм танковая пушка обр. 1932 г.» и заводской индекс 20К. По сравнению с ПС-2, танковая пушка 20К имела ряд преимуществ. Несколько увеличилась бронепробиваемость бронебойными снарядами, резко возросла (с 0,645 кг до 2,15 кг) масса осколочного снаряда, а масса взрывчатого вещества в снаряде — с 22 г до 118 г. Наконец, была увеличена скорострельность за счет введения вертикального клинового полуавтоматического затвора. Правда, отладка полуавтоматики заняла около четырех лет, и первые серии пушек 20К выпускались с 1/4 автоматики, затем с полуавтоматикой на бронебойных и 1/4 автоматики на осколочно-фугасных снарядах, и только в 1935 году стали поступать пушки с отлаженной полуавтоматикой на всех типах боеприпасов.
    В декабре 1932 года Комитет Обороны обязал НКТП выпускать танки Т-26 (начиная с машины с заводским номером 1601) с 45-мм пушкой. Под эту пушку, спаренную с пулеметом ДТ, для танков Т-26 и БТ-2 была спроектирована новая башня. Испытания стрельбой показали полную ее надежность. Производство башен под 45-мм пушку началось в конце 1932 года на двух заводах — Ижорском и Мариупольском. Первый выпускал башни усовершенствованного типа (сварные с большой нишей), а Мариупольский первые 230 башен изготовил по первому варианту (клепаные с малой нишей). Большинство клепаных башен было установлено на танки БТ-5 и лишь очень незначительное количество— на Т-26.

    Корпус сварной башни имел форму цилиндра наружным диаметром 1320 мм с развитой кормовой нишей. Ниша имела овальную форму и служила противовесом пушки и одновременно местом для укладки боеприпасов или размещения радиостанции. В кормовом листе ниши находился люк с дверцей для демонтажа пушки. В нишах клепаных башен задняя стенка была глухая, без дверцы. В крыше башни имелся прямоугольный люк для посадки экипажа, закрывавшийся двумя крышками. Вооружение однобашенного танка состояло из 45-мм танковой пушки образца 1932 г. и спаренного с нею пулемета ДТ. Углы вертикального наведения находились в пределах от - 8° до +25°.
    Пушка имела полуавтоматический затвор механического типа с электромагнитным и ручным спусками, корытообразную люльку, гидравлический тормоз отката, пружинный накатник и секторный подъемный механизм. Стрельба из пушки и пулемета производилась ножными спусками, педали которых располагались на подножке под правой ногой наводчика.
    Прицельные приспособления спаренной установки состояли из двух оптических прицелов, танкового телескопического прицела ТОП обр. 1930 г. и танкового перископического панорамного прицела ПТ-1 обр. 1932 г.
    Кроме того, пулемет имел свой открытый прицел и мог стрелять независимо от орудия. При независимой стрельбе из пулемета сектор обстрела по вертикали составлял ±4,5°.
    Боекомплект состоял из 136 пушечных выстрелов (у танков с радиостанцией — 96 выстрелов) и 2898 патронов (46 магазинов).
    Выстрелы были уложены в специальных ящиках, расположенных на полу, в левой части боевого отделения. В этих ящиках 54 выстрела располагались в индивидуальных гнездах вертикально в шесть рядов по 9 выстрелов. Сверху ящики закрывались откидными крышками, которые одновременно являлись и настилом пола боевого отделения.
    Еще 30 выстрелов были уложены горизонтально в нише боевого отделения. Двенадцать выстрелов размещались в башне. Снаряды удерживались специальными захватами по шесть штук справа и слева от спаренной установки. Дополнительные 40 выстрелов у танков без радиостанции размещались в нише башни.

    Пулеметные магазины (диски) укладывались в специальных железных ящиках на полу корпуса танка. Сверху ящики закрывались откидными крышками, которые вместе с крышками снарядных ящиков являлись общим настилом пола боевого отделения. В ящиках были размещены 40 дисков, еще 6 дисков располагались в специальном стеллаже на стенке башни с правой стороны.

    Кроме основного пулемета, в танке перевозился запасной пулемет. Он размещался на специальных кронштейнах под настилом пола боевого отделения у левого борта танка.
    Конструкция корпуса однобашенных танков ранних выпусков осталась практически без изменений, по сравнению с двухбашенными. Исключение составлял лишь подбашенный лист, на котором ближе к левому борту устанавливалась башня, а в задней части справа имелось вентиляционное отверстие, закрываемое крышкой.
    Осенью 1933 года в верхнем наклон ном лобовом листе корпуса появился люк доступа к трансмиссии. Первоначально его крышка открывалась в сторону левого борта, а впоследствии — вверх против хода танка. При этом раз меры люка увеличились.

    Уже в 1933 году на части танков начали устанавливать радиостанции 71-ТК-1, имевшие поручневые антенны. И если в первый год выпуска однобашенных Т-26 процент радиотанков был невелик (по-видимому, по причине отсутствия необходимого количества радиостанций), то в последующем он составил половину, а затем и превысил количество танков без радиостанций.
    В 1934 году была усилена подвеска: толщину рессоры увеличили с 5,5 мм до 6 мм. Фару, крепившуюся неподвижно на вертикальном лобовом листе подбашенной коробки, перенесли на верхний наклонный лист, сделали откидной и в походном положении закрыли броневым колпаком. Сигнал перенесли с левого борта подбашенной коробки на ее лобовой лист.

    С 1935 года на танках устанавливалась 45-мм пушка обр. 1934 г. На этой пушке полуавтоматика механического типа была заменена полуавтоматикой инерционного типа. Последняя работала полностью только при стрельбе бронебойными снарядами; при стрельбе осколочными — как четверть автоматики, т.е. открывание затвора и экстрактирование гильз производились вручную и при вкладывании очередного патрона в камору затвор закрывался автоматически. Это объясняется различными начальными скоростями бронебойного и осколочного снарядов.
    Кроме того, пушка обр. 1934 г. отличалась от предыдущей конструкцией противооткатного устройства и подъемного механизма, был усилен клин затвора, проволоку ножного спуска заменили тросом, усилили крепление люльки с маской, внесли еще ряд небольших усовершенствований.
    С 1935 года корпуса и башни танков стали изготавливать с использованием электросварки. Боекомплект пушки уменьшился до 122 выстрелов (у машин с радиостанцией — 82), была увеличена емкость топливного бака. Масса танка возросла до 9,6 т.

    Схема бронирования танка Т-26 обр. 1933 г.

    В 1936 году ввели съемный резиновый бандаж на опорных катках, изменили натяжной механизм и в нише башни установили второй пулемет ДТ. При этом боекомплект пушки сократился со 136 до 102 выстрелов (на танках без радиостанции), а масса танка возросла до 9,65 т. В 1937 году на части машин стали монтировать зенитные пулеметы ДТ на турельных установках П-40, а позже на более совершенных 56-У322Б. На пушке поставили две фары-прожектора так называемого «боевого света», ввели новое ВКУ-3 и переговорное устройство ТПУ-3. Двигатель форсировали, и его максимальная мощность возросла с 90 до 95 л.с. В 1937 году выпускались только радиотанки, причем с радиостанциями 71-ТК-З.
    Боекомплект танков с радиостанцией достиг 147 выстрелов (107 у танков без рации) и 3087 патронов. Масса танка составила 9,75 т.
    Корпус танка, по сравнению с машинами обр. 1933 г. последних выпусков, почти не подвергся изменениям. Лишь в днище боевого отделения был введен люк-лаз, а разборные жалюзи с прямыми планками над масляным радиатором заменили на сварные неразборные жалюзи с угловыми планками.
    Вместо цилиндрической установили башню конической формы с 45-мм пушкой обр. 1934 г. В пушках выпуска 1937 и 1938 годов появился электрический затвор, обеспечивавший производство выстрела ударным способом и с помощью электротока. Пушки с электрозатвором оснащались телескопическим прицелом ТОП-1 (с 1938 года—ТОС), стабилизированным в вертикальной плоскости. В отличие от танков прежних выпусков, имевших один 182-литровый топливный бак, на машине поставили два таких бака емкостью 110 и 180 л, что позволило увеличить запас хода. Боевая масса составила 10,28 т.

    Т-26 образца 1938-1939 гг.


    К серьёзной модификации Т-26 приступили в 1937 г., когда был оценен первый опыт боёв в Испании. Как оказалось, "двадцать шестые” вполне могли справиться с любым танком противника, не говоря уже про танкетки типа CV 3\35, долгое время составлявших основу бронетанковых войск франкистов, но против огня малокалиберной ПТО броня Т-26 устоять не могла. В добавок советские танкисты получили возможность бегло ознакомиться с новыми французскими танками типа FCM-36 и Hotchkiss H-35, с мощной бронезащитой и наклонными бронелистами корпуса и башни. Ничего аналогичного в СССР в то время не было, если не считать экспериментов с легкими танками БТ-5 и целого ряда нереализованных проектов. Согласно программе модернизации Т-26, намеченной на 1937-1938 гг., инженерам предстояло оснастить танк двигателем мощностью 105-107 л.с., усиленной подвеской, более мощным бронированием с толщиной лобовых листов 20-22 мм и увеличенным боекомплектом до 204 снарядов и 58 пулеметных дисков. Сделать это оказалось легко только на бумаге.

    В первую очередь возникли большие проблемы с форсированием бензинового двигателя Т-26, мощность которого была явно недостаточной. Рассмотренные варианты оснащения танка двигателями других типов поддержки не нашли, поскольку часть из них не годилась для установки в Т-26, в то время как другие ещё не прошли испытаний. Работы по модернизации силовой установки завершились только в 1938 г. Вторым слабым местом была подвеска танка, перешедшая от "виккерса” с минимальными изменениями. На момент начала производства она вполне выдерживала массу Т-26 первых серий выпуска, но после серии доработок подвеска оказалась явно перегруженной. Предложить что-либо новое промышленность тогда не могла и из этого положения пришлось выходить при помощи временной меры. Сохранив прежнюю конструкцию подвески в ней использовали более толстые пластины рессор. Это несколько увеличивало массу, но создавало запас прочности. Помимо этого, в ходовой части начали использовать бандажи из неопрена (синтетического каучука советского производства), траки из стали Гартфилда и закаленный ТВЧ пальцы гусеничных цепей.
    Изменения также коснулись корпуса, который по проекту должен был получить наклонные бронелисты подбашенной коробки. Изготовить его к намеченному сроку не удалось, зато с новой башней конической формы проблем почти не возникло. В итоге опытный образец танка имел новую башню, двигатель и модифицированную ходовую часть вместе со старым корпусом.

    Схема бронирования танка Т-26 обр. 1939 г.

    На испытания модифицированный Т-26 поступил весной 1938 г. и показал довольно посредственные характеристики. Потяжелевший танк по-прежнему обладал слабой бронезащитой и недостаточной мощностью двигателя. Его скорость и проходимость, в виду использования узких гусениц старого образца, только ухудшились, а кроме того наблюдалось разрушение гусеничный цепей при больших перегрузках. К серийному производству он принят не был, но в 1938-1939 гг. была выпущена небольшая серия танков со стандартными корпусами и новыми башнями. В современной литературе их обозначают как Т-26 образца 1938 г.
    Полностью процесс модернизации удалось довести лишь к середине 1939 г. На новых танках устанавливался штампованный лобовой щиток механика-водителя, а с 1940 г. ввели лобовые и кормовые листы подбашенной коробки толщиной 20 мм, выполненные из гомогенной стали. Двигатель все же оставили прежним, а вот вооружение усилили. На танке устанавливалась 45-мм пушка образца 1938 г. со стабилизированным прицелом ТОС и перископическим ПТ-1, с которой в общей установке был спарен 7,62-мм пулемет ДТ. Углы вертикального наведения составляли от -6° до +22°. Скорострельность орудия составляла 8 выстрелов в минуту при стрельбе на ходу. Запасной пулемет был изъят и на его месте разместили дополнительную боеукладку на 32 выстрела. Общий боезапас увеличился до 205 выстрелов и 3654 патронов.

    В начале производства обновленные Т-26 оснащались башенным кормовым и зенитным пулеметом ДТ на туреле П-40, однако в скором времени от кормового пулемета отказались. Что касается зенитного ДТ, то он устанавливался далеко не на всех машинах. С 1939 г. с "линейных” танков начали снимать командирскую панораму ПТК и прицелы ТОС, так как с последними возникли большие трудности в освоении личным составом. Радиооборудование танка состояло из радиостанции 71-ТК-1 со штыревой антенной. Внутри связь обеспечивалась при помощи переговорного устройства ТПУ-3 на три абонента, но с 1940 г. его заменили на ТПУ-2 на два абонента (командира и водителя).

    Для улучшения ремонтопригодности вышедших из строя резиновых бандажей опорных колес их крепление осуществлялось болтами вместо шпилек. После введения всех доработок масса танка выросла до 10250-10300 кг, что потребовало введения пятилистовых рессор подвески, вместо обычных трехлистовых. Тем не менее, ходовые качества Т-26 только ухудшились. Скорость теперь не превышала 30 км\ч, запас хода сократился до 200-225 км по шоссе и до 150-175 км по пересеченной местности.
    И все же, танк был принят к серийному производству. По документам он проходил как Т-26-1, но сейчас за ним прочно закрепилось обозначение "Т-26 образца 1939 г.”

    В 1940 году был проведен последний цикл изменений конструкции танка Т-26. На часть машин во время войны с Финляндией установили экраны. Цементированную броню подбашенной коробки толщиной 15 мм заменили на гомогенную толщиной 20 мм. Кроме того, ввели унифицированный смотровой прибор, новый погон башни и бакелетирование топливных баков. Масса Т-26 с экранами превысила уже 12 тонн.

    Т-26М - последняя попытка


    Ещё одна попытка "выжать всё” из конструкции Т-26 была предпринята незадолго до появления модификации Т-26-1. В начале 1938 г. в Советский Союз прибыла чехословацкая делегация фирмы Skoda, вместе с которой прибыл один из новейших танков Skoda S-II-a. Интерес к зарубежной бронетехнике АБТУ и наркомат проявляли неспроста – на тот момент чехословацкий танк, обладавший слабым артиллерийским вооружением и бронированием, имел весьма хорошую конструкцию ходовой части. Это позволяло "нарастить” на нем броню до 40-50 мм без особых последствий для подвески. Испытания танка S-II-a является предметом отдельной статьи. Скажем только, что советские танкисты-испытатели остались довольны ходовыми качествами иностранной техники. После рассмотрения отчета об испытаниях правительство СССР сочло возможным начать переговоры на предмет покупки танка вместе с технической документацией для последующего серийного производства S-II-a, однако закончились они безрезультатно. Причиной тому стала откровенная жадность обоих сторон, но преимущество здесь оставалось за советской стороной. Видя, что чехи готовы отдать свой танк только за большие деньги, с санкции наркома обороны СССР в течении одной ночи у ангара, в котором находился S-II-a, часовой временно "отсутствовал”. За эти несколько часов танк был тщательно обмерян советскими инженерами прибывших с заводов №185 и №37. Внимательно изучив полученные данные в АБТУ пришли к выводу, что S-II-a не так уж хорош, как это казалось ранее. От всего танка наибольшую ценность представляли только элементы ходовой части, а именно: подвеска, КПП, механизмы поворота, а также приборы наблюдения и переговорное устройство.
    Поскольку самым близким по классу к S-II-a был Т-26 вышестоящее руководство инициировало создание модифицированного танка под индексом Т-26М. Работы начались в конце 1938 г. на заводе №185 конструкторской бригадой под руководством С.Гинзбурга. Танк получил подвеску типа "Шкода” с опорными катками от среднего танка Т-28 и расширенной до 350 мм гусеницей с увеличенной высотой гребней траков. На испытаниях, проведенных в начале 1939 г., Т-26М прошел 655 км со средней скоростью 26,74 км\ч, показав бесспорно лучшие ходовые качества по сравнению с Т-26-1. Самые лестные отзывы заслужила подвеска и конструкция гусениц.
    Не дожидаясь завершения испытаний на заводе №174 начали проводить работы по модернизации танка Т-26-1 и доведения его до уровня Т-26М с использованием более мощного дизельного двигателя Д-744 или Д-745, и усиленной до 25 мм лобовой брони. Новый танк получил войсковое обозначение Т-26-5 и заводской индекс "126”, но в ходе проектирования техническое задание несколько раз изменялось. В итоге это привело к созданию двух совершенно разных машин: Т-26-5 – прямого наследника Т-26 и Т-126(СП) – прообраза легкого танка Т-50 с противоснарядным бронированием.

    Артиллерийский танк Т-26-4


    Как упоминалось выше, фирма Vickers разработала три варианта 6-тонного танка, из которых советской стороной был закуплен только один, предназначенный для поддержки пехоты. Танк огневой поддержки, вооруженный 47-мм пушкой, у закупочной комиссии УММ РККА интереса не вызвал. Наши специалисты посчитали такой калибр недостаточным, поэтому 19 марта 1931 года конструкторскому бюро завода «Большевик», АНИП и ВАММ было поручено «спешно разработать и предъявить в срок не позднее 7 ноября 1931 г. проект арттанка сопровождения типа В-26 с вооружением из 76-мм пушки во вращающейся башне, или без таковой».
    Наиболее удачный вариант первым предложил коллектив конструкторско-испытательного отдела УММ РККА под руководством Н.Дыренкова. Испытания разработанной им сварной башни А-43 проходили в ноябре — декабре 1932 года. Из-за большого диаметра башенного погона подбашенную коробку удлинили, установив кормовой лист наклонно. Испытания выявили много претензий к конструкции башни и ее вооружению. Иначе и быть не могло, поскольку в танке не удалось разместить полковую пушку обр. 1927 г. из-за большой длины отката, то на испытания пришла машина с 76-мм противоштурмовой пушкой обр. 1910 г. Однако и после установки в 1933 году новой танковой пушки КТ избавиться от главного недостатка башни А-43 — тесноты — не удалось. В пушке КТ («Кировская танковая») обр. 1927/32 г. использовалась качающаяся часть полевой полковой пушки обр. 1927 г. Она имела укороченную длину отката с 1000 до 560 мм, что достигалось поднятием давления в накатнике и тормозе отката, и как нельзя лучше подходила для артиллерийского танка.
    После провала испытаний башни Дыренкова разработку новой конструкции под пушку КТ поручили заводу № 174. Заводские конструкторы пошли по пути увеличения размеров штатной башни Т-26 под 45-мм пушку. Установка 76-мм пушки в новой башне получила индекс КТ-26. В 1933 году УММ заказало пять танков Т-26-КТ, более известных как Т-26-4, три из которых должны были быть вооружены пушкой КТ-26, а два — новой 76-мм пушкой ПС-3.
    Происхождение названия Т-26-4 пока выяснить не удалось. Возможно, речь идет о четвертой модификации танка Т-26. Хронологически она действительно была четвертой — после двух двухбашенных и одной однобашенной версий.

    Испытания танков с пушкой КТ-26 завершились более удачно, чем с ПС-3, хотя последняя, разработанная П.Сячинтовым, по ряду своих характеристик была и более совершенной, чем КТ-26, и более мощной. Для стрельбы из нее использовались выстрелы от «трехдюймовки»— 76-мм пушки обр. 1902 г. Однако эта мощность оказалась избыточной, во всяком случае, при ее установке в Т-26-4. Испытания ПС-3 в этом танке привели к многочисленным поломкам: деформации погона башни, просадке рессор, прогибу подбашенного листа и т.д. Танк вышел из строя и требовал заводского ремонта. От установки ПС-3 в башне Т-26-4 отказались в пользу КТ-26. Несмотря на принятое решение о выпуске пробной партии Т-26-4, этот заказ долго не выполнялся. Лишь в сентябре 1934 года пять Т-26-4 с пушками КТ поступили в войска. Уже 19 сентября имел место досадный эпизод, положивший конец карьере Т-26-4. В ходе учений в одном из танков произошел прорыв газов через затвор в боевое отделение из-за разрушения гильзы. И хотя это происшествие не было связано ни с башней, ни с танком, заказ на изготовление 50 боевых машин в 1935 году отменили. В дальнейшем артиллерийские танки выпускались на шасси танка БТ-7.
    Были и еще машины построенные на основе Т-26, из за скудности информации по ним, я приведу лишь список, если же дорогих читателей заинтересует какая либо из машин, то я смогу предоставить лично информацию по ней.

    T-26ПT — двухбашенный танк с радиостанцией 71-ТК-1 (1933 г.), выпущено 96 машин.
    OT-26 (ХT-26) — химический (огнеметный) танк (1933–1934 гг.). Вооружение: огнеметная установка и пулемет ДТ, выпущена небольшая партия машин.
    T-26ПT — с цилиндрической башней и радиостанцией 71-ТК-1 (71-ТК-З) — (1933–1940 гг.). Выпущено 3938 машин.
    T-26A (T-26-4) — артиллерийский танк (1933 г.). Вооружение: 76,2-мм пушка КТ-26 и 2 пулемета ДТ, выпущена небольшая партия машин.
    СT-26 — саперный танк (мостоукладчик) (1933–1935 гг.). Вооружение: пулемет ДТ, выпущено 65 машин.
    TT-26 — легкий химический (огнеметный) танк подавления, вооружение: пулемет ДТ и огнеметная установка.
    TУ-26 — танк управления, вооружение: 45-мм танковая пушка 20K образца 1932/38 года и пулемет ДТ, выпущено 55 машин.
    OT-130 — химический (огнеметный) танк (1938 г.). Вооружение: огнеметная установка и пулемет ДТ, выпускался серийно.
    OT-131 — химический (огнеметный) танк (1938 г.). Вооружение: огнеметная установка и пулемет ДТ, выпущена небольшая партия машин.
    OT-132 — химический (огнеметный) танк (1938 г.). Вооружение: огнеметная установка и пулемет ДТ, выпущена небольшая партия машин.
    OT-133 — химический (огнеметный) танк (1939 г.). Вооружение: огнеметная установка и 2 пулемета ДТ, выпускался серийно.
    OT-134 — химический (огнеметный) танк (1940 г.). Вооружение: 45-мм танковая пушка 20K образца 1932/38 г., 2 пулемета ДТ и огнеметная установка, выпущен опытный образец. Всего было выпущено 1336 огнеметных танков.

    Боевое применение


    Первым танковым соединением, получившим Т-26, была 1-я механизированная бригада имени К.Б.Калиновского (МВО). Машины, поступившие в войска до конца 1931 года, не имели вооружения и предназначались в основном для обучения. Более или менее нормальная их эксплуатация началась только в 1932 году. Тогда же был утвержден новый штат мехбригады, по которому в ее составе должно было быть 178 танков Т-26. По этому штату началось формирование и других механизированных бригад.
    Изучение и обобщение опыта учений, проведенных в 1931—1932 годах, выявили необходимость создания еще более крупных соединений. После предварительной проработки этого вопроса Штаб РККА разработал организационно-штатную структуру механизированного корпуса. Их формирование началось с осени 1932 года в Московском, Украинском и Ленинградском военных округах. В корпус входили две мехбригады, одна из которых имела на вооружении танки Т-26, а другая — БТ. С 1935 года мехкорпуса стали вооружаться только танками БТ.
    С момента поступления в войска Т-26 обр. 1933 года типовым в мехбригадах на какое-то время стал смешанный взвод, состоявший из одного однобашенного и двух двухбашенных танков. Однако по мере насыщения войск однобашенными танками двухбашенные машины в основном передали в учебно-боевые парки, а также в танкетные и танковые батальоны стрелковых дивизий. К началу 1935 года танковый батальон стрелковой дивизии состоял из трех танковых рот по 15 Т-26 в каждой.
    В августе 1938 года механизированные корпуса, бригады и полки были преобразованы в танковые. К концу 1938 года в Красной Армии имелось 17 легкотанковых бригад по 267 танков Т-26 в каждой и три химические танковые бригады, также укомплектованные химическими танками на базе Т-26.

    Боевое крещение Т-26 получили в Испании. 18 июля 1936 года в этой стране начался мятеж против правительства республики, возглавленный генералом Франциско Франко. Мятеж поддержала большая часть армии гражданской гвардии и полиции. Высадив Африканскую армию в континентальной Испании, в течение нескольких недель Франко захватил половину территории страны. Но в крупных промышленных центрах севера— Мадриде, Барселоне, Валенсии, Бильбао и других мятеж не удался. В Испании началась гражданская война.
    Уступая просьбе республиканского правительства, правительство СССР приняло решение продать испанцам военную технику и направить в Испанию военных советников, в том числе и танкистов.
    26 сентября 1936 года в порт Картахена прибыла первая партия из 15 танков Т-26, которые предполагалось использовать для обучения испанских танкистов. Но обстановка осложнилась, и эти танки пошли на формирование танковой роты, командование над которой принял капитан РККА П.Арман. Уже 29 октября рота вступила в бой.

    Всего же до конца гражданской войны Советский Союз поставил республиканской Испании 297 танков Т-26 (поставлялись только однобашенные машины образца 1933 года). Эти машины принимали участие практически во всех боевых операциях, проводившихся армией республиканцев, и показали себя с хорошей стороны. Немецкие Pz.l и итальянские танкетки CV3/33, имевшие только пулеметное вооружение, были бессильны против Т-26. Последнее обстоятельство можно проиллюстрировать на следующем примере.
    Во время боя у селения Эскивиас танк Т-26 Семена Осадчего таранил итальянскую танкетку CV3 и сбросил ее в ущелье. Вторая танкетка также была уничтожена, а две другие повреждены. Соотношение потерь иногда было еще большим. Так, в период сражения под Гвадалахарой за один день 10 марта взвод из двух Т-26 под командованием испанца Э.Феррера подбил 25 итальянских танкеток!
    Следует, однако, подчеркнуть, что советским танкистам противостоял достойный противник. Пехота мятежников, особенно марокканская, неся большие потери от действий танков, не покидала окопов и не отходила. Марокканцы забрасывали боевые машины гранатами и бутылками с бензином, а когда их не было, солдаты противника с винтовками наперевес бросались прямо под танки, били прикладами по броне, хватались за гусеницы.
    Боевые действия в Испании, продемонстрировавшие, с одной стороны, превосходство советских танков над немецкими и итальянскими в вооружении, с другой стороны, выявили и их основной недостаток — слабость бронирования. Даже лобовая броня Т-26 легко пробивалась немецкими и итальянскими противотанковыми пушками.
    Первой боевой операцией Красной Армии, в которой участвовали танки Т-26, стал советско-японский вооруженный конфликт у о.Хасан в июле 1938 года. Для разгрома японской группировки советское командование привлекло 2-ю механизированную бригаду, а также 32-й и 40-й отдельные танковые батальоны.

    Советская танковая группировка насчитывала 257 танков Т-26, в том числе 10 ХТ-26, три мостоукладчика СТ-26, 81 БТ-7 (в разведбатальоне 2-й мехбригады) и 13 самоходных установок СУ-5-2.
    Здесь небезынтересно будет привести некоторые выдержки из документов, составленных в 1-й армейской группе по итогам боевых действий, в той части, в которой они касаются танков Т-26 и машин на их базе.
    «Т-26 — показали себя исключительно с хорошей стороны, прекрасно ходили по барханам, очень большая живучесть танка. В 82-й стрелковой дивизии был случай, когда в Т-26 было пять попаданий из 37-мм орудия, разнесло броню, но танк не загорелся и после боя своим ходом пришел на СПАМ». После подобной лестной оценки следует куда менее лестное заключение, касающееся уже бронезащиты Т-26 (впрочем, и других наших танков): «японская 37-мм пушка пробивает броню любого нашего танка свободно».
    Едва отгремела канонада на Дальнем Востоке, как заговорили орудия на Западе. Немецкие дивизии перешли польскую границу, началась Вторая мировая война. Накануне Второй мировой войны Т-26 главным образом состояли на вооружении отдельных легкотанковых бригад (256— 267 танков в каждой) и отдельных танковых батальонов стрелковых дивизий (одна рота —10—15 танков). В составе этих частей и подразделений они принимали участие в «освободительном походе» в Западную Украину и Западную Белоруссию.
    В частности, 17 сентября 1939 года польскую границу пересекли 878 Т-26 Белорусского фронта (22 тбр, 25 тбр, 29 тбр, 32 тбр) и 797 Т-26 Украинского фронта (26 тбр, 36 тбр, 38 тбр). Потери в ходе боевых действий во время польского похода были весьма незначительны: всего 15 «двадцатьшестых», а вот по причине разного рода технических неисправностей в ходе маршей вышли из строя 302 боевых машины. Потери танков, в том числе и Т-26, в ходе «зимней войны» были значительно больше.

    Советско-финская, или, как ее часто называют, «зимняя» война началась 30 ноября 1939 года. В войне с Финляндией принимали участие 10-й танковый корпус, 20-я тяжелая, 34-, 35-, 39- и 40-я легкотанковые бригады, 20 отдельных танковых батальонов стрелковых дивизий. Уже в ходе войны на фронт прибыли 29-я легкотанковая бригада и значительное количество отдельных танковых батальонов.
    Опыт войны заставил внести изменения в структуру танковых частей. Так, в условиях северного ТВД танки Т-37 и Т-38, которыми были укомплектованы две роты в танковых батальонах стрелковых дивизий, оказались бесполезны. Поэтому директивой Главного Военного Совета РККА от 1 января 1940 года предусматривалось в каждой стрелковой дивизии иметь танковый батальон из 54 Т-26 (из них 15 — химические), а в каждом стрелковом полку — танковую роту из 17 Т-26. В это же время началось формирование семи танковых полков по 164 танка Т-26 в каждом. Они предназначались для мотострелковых и легких моторизованных дивизий. Однако последних сформировали всего две.
    Парк танков Т-26, использовавшийся во время «зимней» войны, был очень пестрым. В бригадах, имевших на вооружении боевые машины этого типа, можно было встретить и двухбашенные, и однобашенные танки разных лет выпуска, от 1931 до 1939 года. В танковых батальонах стрелковых дивизий материальная часть, как правило, была старой, выпуска 1931—1936 годов. Но некоторые части комплектовались новенькими Т-26, прямо с завода. Всего же к началу боевых действий в танковых частях Ленинградского фронта насчитывалось 848 танков Т-26.
    Целью данного издания не является подробное описание действий танковых войск вообще и танков Т-26 в частности в операциях «зимней» войны. Достаточно сказать, что, как и боевые машины других марок, «двадцатьшестые» использовались в качестве основной ударной силы при прорыве «линии Маннергейма». В основном привлекались для разрушения фортификационных сооружений: от расстрела противотанковых надолб до ведения огня прямой наводкой по амбразурам финских дотов.

    21 ноября 1939 года Главный Военный совет принял решение о реорганизации автобронетанковых войск. Вместо танковых корпусов и отдельных танковых бригад в Красной Армии предполагалось иметь однотипную организацию танковых соединений в виде танковых бригад РГК, вооруженных танками БТ или Т-26, с последующим перевооружением их танками Т-34. В каждой такой бригаде должно было быть 258 танков. Тяжелые танковые бригады планировалось перевооружить танками KB — по 156 танков в бригаде (из них 39 БТ). Предусматривалось сформировать также 15 моторизованных дивизий (257 танков и 73 бронеавтомобиля в каждой).
    К маю 1940 года эту реорганизацию в основном удалось завершить: в составе Красной Армии имелись четыре моторизованные дивизии, отдельные танковые и броневые бригады. Они представляли собой полностью сформированные моторизованные и танковые соединения, обеспеченные материальной частью и подготовленными кадрами. Кроме того, в состав кавалерийских дивизий входили танковые полки, а в состав стрелковых дивизий — танковые батальоны. Следует отметить, что советские моторизованные дивизии и танковые бригады 1940 года по числу боевых машин были равны немецкой танковой дивизии того же периода. Новая структура автобронетанковых войск и их боевой состав полностью соответствовали наличию бронетанковой техники, командных и технических кадров, а также сложившимся взглядам и накопленному опыту в области применения этого рода войск. К сожалению, эта структура просуществовала недолго.

    Общее число всех Т-26, на 1 июня 1941 г., оценивается в 10268 танков. Если разложить это количество по модификациям, имевшихся на тот момент в Особых Военных Округах, ближе всего находившихся к Германии, то получится следующая картина:
    Т-26 "двухбашенный" обр.1931 г. - 589 танков (ЛВО - 87, ПрибОВО - 25, ЗапОВО - 211, КОВО - 230, ОдВО - 36)
    Т-26 "линейный" - 2104 (ЛВО - 222, ПрибОВО - 334, ЗапОВО - 719, КОВО - 746, ОдВО - 83)
    Т-26 "радийный" - 1528 (ЛВО - 222, ПрибОВО - 148, ЗапОВО - 341, КОВО - 722, ОдВО - 95)
    ХТ-26 - 128 (больше всего их имелось в ЛВО - 64 единицы, ПрибОВО - 10, ЗапОВО - 38, КОВО - 16)
    ХТ-130 - 180 (из них КОВО принадлежало 113, ЛВО - 12, ПрибОВО - 1, ЗапОВО - 50, ОдВО - 4)
    ХТ-133 - 179 (по 67 в КОВО и ЛВО, ПрибОВО - 9, ЗапОВО - 22, ОдВО - 14)
    ТТ-26 - 26, все в КОВО
    ТУ-26 - 29 (три в ЛВО и 26 в КОВО)
    СТ-26 - 12
    Т-26Т - 100.

    Таким образом, в пяти западных военных округах имелось примерно 3100 — 3200 технически исправных танков Т-26 и машин на их базе, что немногим меньше всего немецкого танкового парка, предназначенного для вторжения в СССР, и примерно 40% от общего числа советских танков, имевшихся в этих округах. В ходе боевых действий первых месяцев Великой Отечественной войны большинство Т-26 оказались потерянными в основном от огня артиллерии и ударов авиации. Много машин вышло из строя по техническим причинам, а недостаточная обеспеченность воинских частей средствами эвакуации и нехватка запасных частей не позволили их отремонтировать. При отходе даже танки с незначительными поломками приходилось взрывать или поджигать.

    К осени 1941 года число «двадцатьшестых» в Красной Армии заметно сократилось, но они по-прежнему продолжали составлять значительный процент материальной части. Так, например, на 1 октября 1941 года в танковых частях Западного фронта насчитывалось 475 танков, 298 из них — Т-26. Это составляло 62%! Впрочем, техническое состояние многих из них оставляло желать лучшего. Вот что говорилось, например, в «Отчете о боевых действиях 20-й танковой бригады», получившей 20 Т-26 по пути на фронт в начале октября. «Танки Т-26, прибывшие с рембазы, заводились с трудом, с буксировки, а 14 штук не заводились совершенно». По-видимому, так обстояло дело и во многих других бригадах. Во всяком случае, подобное положение лишь способствовало быстрой убыли боевых машин этого типа.

    Спустя месяц, 28 октября 1941 года, в разгар немецкого наступления на Москву, в составе нашего Западного фронта имелся 441 танк. Только 50 из них были Т-26, причем 14 находились в ремонте. «Двадцатьшестые» принимали участие не только в обороне Москвы. Ими был вооружен, например, 86-й отдельный танковый батальон Ленинградского фронта. 20 декабря 1941 года он получил задачу поддержать атаку нашей пехоты из района Колпино в направлении Красный Бор, Тосно. В ходе этой боевой операции совершил свой подвиг командир взвода младший лейтенант М.И.Яковлев.

    Т-26 продолжали использоваться в боевых действиях на всем протяжении советско-германского фронта от Баренцева до Черного морей в течение всего 1942 года. Правда, уже в значительно меньших количествах, чем в 1941-м.

    Последними крупными операциями Великой Отечественной войны, в которых в более или менее заметных количествах принимали участие танки Т-26, были Сталинградская битва и битва за Кавказ.
    На 15 июля 1942 года «двадцатьшестые» имелись только в 63 тбр (8 единиц) и 62 отб (17 единиц) Южного фронта. В ходе боев к концу июля 15 танков Т-26 были потеряны. В составе войск Приморской группы Северо-Кавказского фронта действовал 126 отб (36 танков Т-26).
    Последней же боевой операцией советских Вооруженных сил, в которой приняли участие Т-26, стал разгром японской Квантунской армии в августе 1945 года. На Дальнем Востоке к 1945 году сохранилось довольно много танков старых марок, в первую очередь Т-26 и БТ-7. Ими были укомплектованы несколько танковых бригад, которые всю Великую Отечественную войну находились на манчьжурской границе и не участвовали в военных действиях. С целью повышения их боевых возможностей летом 1945 года с заводов поступило 670 танков Т-34-85, которыми укомплектовали первые батальоны в этих танковых бригадах. На вооружении же вторых и третьих батальонов сохранились танки Т-26 или БТ-7. В таком составе эти части приняли участие в боях с японцами.

    Оценка машины


    Прежде чем давать оценку Т-26, необходимо определиться с классификацией. В большинстве современных справочников эту машину относят к легким танкам. На самом же деле Т-26 — легкий пехотный танк, или легкий танк сопровождения пехоты. Если быть точным, танк сопровождения пехоты — пулеметная версия Т-26. То есть полный аналог британского «Виккерса», который был закуплен СССР. После оснащения Т-26 45-мм орудием получили что-то вроде танка-истребителя. От пехотного танка осталась ограниченная скорость.

    Вне зависимости от нюансов классификации надо признать, что «Виккерс 6-тонный» и его аналог Т-26 образца 1931 года вполне соответствовали поставленными перед ними задачам. Их маневренные качества и вооружение полностью укладывались в концепцию легкого пехотного танка. Противопульную защиту на начало 30-х годов нельзя считать недостатком, в конце 20-х годов ни в одной армии мира не было специализированных противотанковых пушек. Отсутствовала теоретическая и практическая база системы противотанковой обороны, танк господствовал на поле боя безраздельно.

    Но к моменту принятия на вооружение Т-26 образца 1933 года ситуация уже стала меняться. При оценке бронезащиты танка есть следующий критерий: его броня должна «держать» снаряды собственной пушки. Защита Т-26 абсолютно не соответствовала этому критерию. Не «держала» она и снаряды противотанковых пушек более мелкого калибра, появившихся к тому моменту за рубежом. Бронирование Т-26 надо признать устаревшим уже на 1933 год. Однако понимание этого пришло лишь после применения Т-26 в Испании. Окончательный же приговор Т-26 получил в ходе советско-японских конфликтов и «зимней» войны.

    Нельзя сказать, что работы по улучшению защиты Т-26 вовсе не велись. Появление конической башни, а затем и наклонной брони подбашенной коробки, безусловно, привели к большей пулестойкости брони. Но только пулестойкости. От снарядов она по-прежнему не спасала. Кардинальное усиление бронирования было невозможно. И так последние серийные образцы Т-26 весили 12 тонн, что самым негативным образом сказалось на его технической надежности. По большому счету надо было снимать устаревший и технически и морально Т-26 с производства еще в 1937 году, но его продолжали выпускать до второй половины 41 года. Оценить же действительные возможности устаревшей машины в боях с танками «панцерваффе» можно лишь гипотетически. Возьмем три основных параметра: подвижность, защищенность и огневую мощь.

    С подвижностью у Т-26 дело было плохо — он уступал всем танкам Вермахта, за исключением чешского 35 (t). Последний был вообще близок по ТТХ к Т-26, так как создавался в рамках той же концепции легкого пехотного танка.
    Защищенность у Т-26 была еще хуже — даже немецкий Pz-I, по сути танкетка с вращающейся башней, имел более толстую броню, чем Т-26. Все остальные легкие немецкие танки 1941 года защищались броней в 25–30 мм, а средние до 50 мм.

    Пожалуй, только с вооружением у Т-26 было все в порядке. Мощная (для 1939 года) пушка в определенной степени компенсировала недостаточность бронезащиты Т-26 и частично уравнивала шансы в огневой дуэли с немецкими танками.
    Впрочем, отнюдь не недостатки Т-26 обусловили столь высокие потери 1941 года.


    В статье использованы материалы:
    Бронеколлекция МК. Специальный выпуск №2. Легкий танк Т-26"
    BATTLEFIELD.RU - всё о Великой Отечественной Войне
    www.aviarmor.net

    В следующей части я постараюсь объединить рассказ о двух самоходках Противотанковой САУ АТ-1 и Артиллерийской САУ СУ-18.
    Если у вас возникли какие либо вопросы или пожелания, всегда готов ответить вам в скайпе(sherhhan1) ваш исторический обозреватель Дмитрий=позывной sherhhan.
    Всем приятного чтения,надеюсь вы узнаете много интересного =)
    Категория: Легкие танки | Добавил: sherhhan (04.02.2012) | Автор: Гинзбург Дмитрий E
    Просмотров: 1705 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 4
    4  
    applause good

    3  
    пасип)
    cool

    2  
    wink класс!)

    плюсую Юру, очень познавательно

    1  
    good Познавательно, как обычно.

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поиск

    Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • GB © 2017 Создать бесплатный сайт с uCoz