Батальон диких танкистов "Германские варвары" Суббота, 19.08.2017, 15:59
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Состав батальона
  • bandidos
  • Yurik13
  • satrap1978
  • STALIN92
  • Musyaka
  • Formix
  • Spirit_War
  • KirGiz
  • Aleksashka
  • dave135
  • Love_horses
  • Gi0X
  • timmi6426
  • creckadrenalin
  • 30russia
  • sherhhan
  • branden
  • valvalval
  • vladis760
  • WifaTank
  • Quest91
  • eqi9ym
  • glendic
  • menberg
  • baron1969
  • M_a_k_s_i_m_u_s
  • lis_andrey
  • steaaler
  • Ilyxa007
  • eagle2450
  • curren
  • nerevin_e1
  • tjuri
  • Nice_Girl_1
  • Pustun88
  • MegaOverkill
  • Germanskiy_Varvar

  • Категории раздела
    Обо всем [0]
    Все что не касается танков
    Танки [5]
    Все о танках
    Смешные истории о танках [1]
    Приколы и смешные рассказы о танках
    Легкие танки [18]
    Все о легких танках
    Средние танки [11]
    Все о средних танках
    Тяжелые танки [10]
    Все о тяжелых танках
    ПТ-САУ [4]
    Все о ПТ-САУ
    Арт-САУ [5]
    Все об Арт-САУ

    Мини-чат

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Форма входа

    Счетчик посещений
    web counter


    Главная » Статьи » Легкие танки

    Советский легкий танк БТ-7(часть 1я)
    Здравствуйте, дорогие читатели. И снова мы собрались вместе, чтобы узнать что то новенькое, а для кого вообще узнать историю создания и т.д. очередного танка.На этот раз, я расскажу вам о легком танке,который по задумке конструкторов, должен был поддержать прорыв линии обороны врага бок о бок со своими младшими собратьями, о которых я рассказывал ранее. Этим танком был легкий танк БТ-7 краса и гордость войск РККА в конце 30-х годов прошлого века.На него возлагались множество надежд и ожиданий,многие из которых ввиду неоспоримых фактов и реалий боев, ему так и не суждено было воплотить в жизнь.
    С танком БТ-7, как правило, ассоциируется все семейство легких советских колесно-гусеничных танков БТ. И это не случайно. Танков БТ-7 было выпущено больше, чем его предшественников — «собратьев» по семейству — БТ-2 и БТ-5. Кроме того, «семерка» конструктивно и технологически была наиболее совершенной. Вобрав в себя все лучшие черты обеих ранних моделей, БТ-7 был избавлен от их многих «детских болезней», став полноценным боевым танком Красной Армии.
    Созданная в 1935 году «семерка» находилась на вооружении 10 лет. Свой боевой путь танк начал на Дальнем Востоке в 1938 году, а закончил в 1945 году там же, на восточных рубежах России, пройдя при этом через две войны и три вооруженных конфликта.

    ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ


    В январе 1933 года харьковский завод № 183 получил задание на разработку новой машины, в которой предполагалось устранить все недостатки предшественников—БТ-2 и БТ-5. Тактико-техническими условиями на новый танк предусматривалась установка на нем двигателя М-17, наличие полностью сварного корпуса с улучшенной обзорностью для механика-водителя, увеличенная емкость топливных баков и, наконец, новая башня с 76-мм пушкой. Короче говоря, планировалось создать «ударный колесно-гусеничный танк дальнего действия». Разработкой нового проекта занималась группа конструкторов в составе Бондаренко, Дорошенко, Курасова, Веселовского, Таршинова и Морозова. На выпуск новой машины планировалось перейти в IV квартале 1933 года Однако сроки не выдерживались: чертежи сдали в производство лишь в начале 1934-го, а первый образец танка из обыкновенной стали с 76-мм пушкой изготовили к 1 мая, второй - с 45-мм пушкой — к 7 ноября. Новая боевая машина получила индекс БТ-7.
    Характерная особенность первых прототипов БТ-7 — размещение курсового пулемета справа от люка механика-водителя, остроугольная корма корпуса с дополнительным бензобаком емкостью 480 л и башня оригинальной конструкции в форме эллипса со скошенной крышей. Причем форма и размеры башни определились как «контур наименьших размеров, обтекающих собой вооружение, стрелков и механизмы». В башне отсутствовали такие привычные детали, как рамка и маска пушки. Последняя устанавливалась на специальных кронштейнах, к которым крепился изогнутый лист, являвшийся маской пушки и поворачивавшийся вместе с ней. Конструкция башни предусматривала возможность монтажа без каких-либо изменений любой из существовавших тогда танковых пушек: 76-мм КТ-28 и ПС-3, 45-мм 20К. В нише башни размещалась вращающаяся боеукладка барабанного типа на 18 76-мм снарядов или радиостанция. Справа от пушки в шаровом яблоке располагался пулемет ДТ с углом горизонтального (без поворота башни) обстрела 20°. В моторном отсеке, также без переделок, могли устанавливаться двигатели М-5 или М-17.

    Танки прошли обширную программу испытаний с июня по декабрь 1934 года, но АБТУ их забраковало главным образом из-за конструкции башни под 76-мм пушку. От нее заказчик отказался в пользу башни Т-26-4, более отработанной и уже запущенной в производство. Башню же с 45-мм пушкой забраковали по причине раздельной установки пушки и пулемета, что справедливо было признано шагом назад. Кроме того, для машины с экипажем из трех человек курсовой пулемет посчитали ненужным.
    Так, в начале 1935 года начался выпуск танка с несколько упрощенным бронекорпусом и серийной башней от БТ-5. Годовой производственный план — 500 машин — выполнили полностью, но с огромным трудом — из-за несвоевременных поставок брони Мариупольским металлургическим заводом имени Ильича и двигателей М-17 заводом № 26 (г.Рыбинск). Каждая машина БТ-7 обходилась государству в 98 тыс. руб.
    В соответствии с решением АБТУ в 1936 году были выпущены первые пять артиллерийских танков БТ-7А с башней Т-26-4, вооруженные 76-мм пушкой КТ-26. В 1937-м за ними последовали еще 149 таких машин. В опытном порядке на БТ-7А устанавливались 76-мм пушки Л-10 (1937 г.) и Ф-32 (1939 г.).
    В 1936 году по указанию К.Е.Ворошилова на Научно-испытательном оружейном полигоне в танк БТ-7 вместо штатной 45-мм пушки установили крупнокалиберный 12,7-мм пулемет ДК, спаренный с двумя ДТ. При этом боекомплект составлял: ДК — 1750, а ДТ 2073 патрона. По результатам испытаний, проведенных в марте 1937-го, предполагалось изготовить 50 танков с пулеметами ДК, но из-за отсутствия последних эти планы не осуществились.
    Годом раньше в Академии механизации и моторизации РККА имени И.В.Сталина разработали еще один интересный, но так и не реализованный проект универсальной установки 45-мм зенитной пушки в башнях танков Т-26 и БТ-7.
    Во второй половине 1937 года началось серийное производство танка БТ-7 с конической башней, трехскоростной коробкой передач и усиленной подвеской. Вооружение стало более мощным за счет размещения в нише башни пулемета ДТ, впрочем, на машинах более позднего выпуска от него отказались. Кроме того, часть танков оснащалась зенитно-пулеметной установкой и радиостанцией 71-ТК-1 с поручневой, а затем и со штыревой антенной. Для ведения стрельбы ночью из пушки и спаренного пулемета танк оборудовали двумя специальными фарами прожекторного типа. Впоследствии такие фары появились и на машинах более ранних выпусков.

    В 1938-м ликвидировали резиновые бандажи на ведущих колесах гусеничного хода. Тогда же крупнозвенчатую гусеницу начали заменять на мелкозвенчатую. Всего с крупнозвенчатой гусеницей изготовили 2620 БТ-7. В 1939 году на части из них гусеницы заменили на мелкозвенчатые.
    В ходе модернизации толщина лобовой брони корпуса достигла 22 мм. Боевая масса возросла до 13 925 кг.Несмотря на возросшую более чем в два раза емкость бензобаков, большой удельный расход топлива (до 1,5 кг на 1 км при движении на колесах) не позволял существенно увеличить запас хода. В связи с этим опытные работы по установке дизеля на танк БТ не прекращались. Еще в 1936 году «Планом опытных работ ХПЗ» предполагалось изготовить два образца танка БT-8 с дизелем БД-2. Но из-за задержки с выполнением чертежей эти машины были построены только в 1937 году, а еще две — в 1938-м.
    В заводской и межведомственной переписке в период проведения опытных работ дизель БД-2 стал называться «Заказ В». При освоении серийного производства двитатель уже именовали как «Заказ В-2». С середины 1937 юда за ним закрепили индекс В-2.
    Следует отметить, что в том же году были введены литерные обозначения военных изделий завода № 183 — танки получили обозначения в соответствии с армейскими: БТ-2 — А-2, БТ-5 — А-5, БТ-7 — А-7, БТ-8 — А-8.
    В создании двигателя В-2 большую помощь ХПЗ оказал Центральный институт авиационного моторостроении — ЦИАМ. Так, в начале 1937 года на ХПЗ из ЦИАМ были командированы ведущий конструктор отдела нефтяных двигателей Т.П.Чупахин и главный технолог по двигателю АН-1 М.Поддубный. Определенный вклад в создание и освоение В-2 внесли также сотрудники Военной академии механизации и моторизации имени И.В.Сталина во главе с начальником кафедры двигателей профессором Ю.А.Степановым.
    В 37-м на ХПЗ начались массовые аресты. В марте был арестован начальник танкового КБ А.О.Фирсов, в конце года — начальник дизельного отдела К.Ф.Челпан, в мае 1938 года — директор завода И.Бондаренко. Новым директором ХПЗ назначили Ю.Е.Максарева. Начальником танкового КБ стал М.И.Кошкин, начальником дизельного отдела Т.П.Чупахин, а его помощником по опытно-конструкторской работе И.Л.Трашутин. Вскоре последовали аресты «американского шпиона» Трашутина (в 1933 году он защитил в Массачусетском технологическом институте магистерскую диссертацию на тему «Оптимизация конструирования основных деталей дизельного двигателя») и Ю.А.Степанова. Однако в 1939 году после устранения Ежова они были освобождены.

    Помимо «прожорливого» авиамотора существенным недостатком БТ-7 была слабость бронирования. Для его устранения в 1940 ГОЛУ Мариупольскому металлургическому заводу имени Ильича была заказана партия комплектов навесной гомогенной брони для БТ-7М. Одновременно велись испытания танка, догруженного до массы в 19 т. Известно, что завод заказ выполнил, но вот фактов установки навесной брони на БТ-7 пока обнаружить не удалось, возможно, этому помешала война.

    ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ БТ-7



    КОРПУС танка собирался из броневых и стальных листов и представлял собой жесткую коробчатую конструкцию с двойными бортовыми стенками, продолговатой суженой закругленной носовой частью и трапециевидной кормой. Все неразъемные соединения корпуса были выполнены преимущественно сварными и в меньшей степени клепаными.Корпус состоял из следующих основных узлов: днища, носа, бортов, кормы, крыши и внутренних перегородок.
    В верхних и нижних листах носа были сделаны вырезы, образующие люк для посадки водителя. Люк закрывался двухстворчатой дверкой с массивными приваренными петлями. Для герметичности дверки по краям люка в специальных пазах крепилось резиновое уплотнение.
    Верхняя створка двери открывалась изнутри танка вверх и могла фиксироваться в любом положении на зубчатом секторе, приваренном к крыше корпуса. Для облегчения открывания она снабжалась уравновешивающей пружиной.

    Борта корпуса имели двойные стенки. Наружные — броневые, съемные; внутренние — стальные 4-мм листы, с внешней стороны которых было приварено по 6 подкосов. К подкосам крепились вертикальные рессоры и съемные наружные броневые листы. Второй и третий внизу соединялись между собой броневой планкой, являвшейся нижней опорой (поддоном) расположенных в этом месте бортовых бензобаков. Между четвертым и пятым подкосами находились масляные баки. Между вторым и третьим подкосами внутренние стенки корпуса выполнялись с развалом для дополнительного подвода воздуха к радиаторам В кормовой части 4-мм лист имел отверстия для выхода воздуха при движении танка с закрытыми жалюзи, в передней верхней части с левого борта — отверстие для крепления в нем сигнала, а с правого борта — люк с дверкой для удаления из танка стреляных гильз.На внутреннем листе в местах, не защищенных наружными броневыми листами (у гитары и балансиров), наваривались броневые накладки.Наружная съемная навесная броня, состоявшая из пяти отдельных листов, крепилась к подкосам винтами с конусной головкой.

    Крыша над боевым отделением состояла из трех сваренных друг с другом броневых листов, образующих круглое отверстие нижнего погона башни. Крыша над двигателем — съемная, она включала в себя средний лист, два колпака над радиаторами и поперечную планку. Для доступа к двигателю (чистка свечей, регулировка карбюраторов, заправка водой и т.д.) в средней части листа имелся большой прямоугольный люк, закрывающийся крышкой на петлях В передней части крышки крепилась ручка, которая одновременно служила ограничителем угла склонения пушки при стрельбе назад. В средней части крышки был установлен воздухоочиститель.Надрадиаторные колпаки устанавливались над отверстиями для входа воздуха в радиаторы, защищая их от поражений.
    Крыша трансмиссионного отделения состояла из двух броневых листов жалюзи и расположенного над ними сетчатого колпака. Задний лист жалюзи имел два выреза для прохода выхлопных труб. С правого борта танка проходила тяга управления поворотом жалюзи. Крыша над кормовым бензобаком — съемная, она крепилась винтами с конусной головкой к уголкам внутренних стенок корпуса и заднего листа кормы.
    Внутри корпуса танка имелись три поперечные перегородки: моторная, вентиляторная и кормовая. Последняя — между трансмиссионным отделением и кормовым бензобаком. Между отделением управления и боевым находилась распорная арка, усиливавшая подбашенный лист.

    БАШНЯ. На танках БТ-7 выпуска 1935 и 1936 годов устанавливалась сварная цилиндрическая башня, идентичная по конструкции со сварной башней танка БТ-5.
    Начиная с 1937 года танк выпускался со сварной башней конической формы. Существовало два типа башен — линейная, имевшая снарядную укладку в нише, и радиобашня, у которой в нише находилась радиостанция. Кроме того, на танках выпуска 1937 года в нише располагался пулемет ДТ. Часть башен оборудовалась также установками для стрельбы по воздушным целям из пулемета ДТ.
    Корпус башни состоял из двух полукруглых броневых листов, крыши и ниши. Полукруглые листы сваривались встык и образовывали усеченную конусную часть корпуса. Стыки листов с наружной стороны защищались накладками. Передний полукруглый лист башни имел амбразуру дли спаренной установки пушки и пулемета. Кроме того, в переднем листе находились два смотровых отверстия и под ними два круглых отверстия для стрельбы из личною оружия, закрываемых стальными грушами.
    Задняя стенка ниши — съемная, крепилась четырьмя болтами с конусными головками. В верхней части задней стенки также было предусмотрено отверстие для стрельбы из личного оружия.
    В средней части крыши над конусной частью башни располагались два овальных люка для посадки экипажа. На танках с зенитной установкой пулемета был только один левый овальный люк. Вместо правого люка монтировалась зенитно-пулеметная установка со своим круглым люком.
    Крышки овальных люков имели уравновешивающие пружины, значительно облегчавшие их открывание и закрывание. Ось, пружина и петли крышек люков частично защищались специальными броневыми листами. Крышки люков фиксировались в открытом положении.В передней части крыши находились три круглых отверстия. Правое предназначалось для установки командирской панорамы, среднее в центре для вентиляции и левое — для перископического прицела. Над нишей в крыше имелось круглое отверстие, и сюда же приваривался броневой стакан для защиты ввода антенны. На танках без радиостанции это отверстие закрывалось заглушкой.Поворот башни осуществлялся вручную с помощью червячною поворотного механизма.

    ВООРУЖЕНИЕ. На танках выпуска 1935-1937 годов устанавливалась 45-мм танковая пушка 20К образца 1934 года.Пушка снабжалась вертикальным клиновым затвором с полуавтоматикой инерционно-механического типа, ножным и ручным спусками, корытообразной люлькой, гидравлическим тормозом отката, пружинным накатником и секторным подъемным механизмом.
    На танках выпуска после 1937 года устанавливалась 45-мм пушка обр. 1938 г., в целом идентичная своей предшественнице, но конструктивно более доработанная, с электрозатвором, обеспечивавшим производство выстрела ударным способом и с помощью электротока.С пушкой был спарен 7,62-мм пулемет ДТ. Они размещались в общей маске, с углами возвышения от -8" до +25".
    На танках выпуска 1937 года (с конической башней) в нише башни располагался еще один пулемет ДТ в шаровой установке.Кроме того, на части танков выпуска 1937-1939 годов монтировался пулемет ДТ на зенитной танковой турельной установке П-40.Она позволяла осуществлять плавное слежение пулеметом за целью как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскостях со скоростями наведения более 50° в секунду. Угол вертикального наведения от -5" до +90°, горизонтального 360°. Стрельба из пулемета производилась стрелком с пола или со специальной подножки с помощью зенитного прицела.
    Спаренная установка снабжалась двумя общими прицелами: танковым перископическим панорамным прицелом обр. 1932 г.
    ПТ-1 и телескопическим прицелом обр. 1930 г. ТОП или ТОП-1. Прицелом ТОП-1 (или ТОС) со стабилизированной в вертикальной плоскости линией прицеливания оснащались только танки, имевшие пушки с электрозатвором.

    Боеукладка танка располагалась на полу боевого отделения, на боковых стенках корпуса, в нише башни, на стенках башни.Укладка 45-мм снарядов на полу боевого отделения находилась между передней перегородкой и передней балансировочной трубой и со состояла из двух симметрично расположенных ящиков, в которых были установлены специальные обоймы, заполненные снарядами. Обоймы имели вид чемоданчиков с тремя перегородками, являвшимися опорами для патронов, и крышкой с откидной застежкой и брезентовой ручкой.
    В каждую обойму укладывались три снаряда (на танках с конической башней четыре). Каждый ящик содержал 14 обойм, таким образом, в двух ящиках насчитывалось 84 (112) снаряда.
    Стреляные гильзы убирали обратно в обоймы, а обоймы — в ящики, чтобы не загромождать ими боевое отделение. На танках, выпускавшихся с 1937 года, можно было выбрасывать стреляные гильзы через специальное окно в правом боковом листе боевого отделения, для чего его заслонка открывалась в сторону навесного борта.

    На стенках боевого отделения с помощью специальных планок с резиновой прокладкой и клипс крепилось 34 снаряда: на левой стенке — 15, на правой — 19. Снаряды располагались вертикально в два ряда.На стенках башни, по обе стороны от ниши, вертикально размещалось по семь снарядов, закрепленных так же, как и на стенках корпуса. На танках с конической башней укладка снарядов на ее стенках отсутствовала.
    Укладка снарядов в нише цилиндрической башни состояла из двух стальных коробок по 20 снарядов в каждой (5 рядов по 4 шт.). В нише конической башни снаряды укладывались в трех коробках-стеллажах по 12 штук в каждой. На танках выпуска 1937 года, имевших кормовой пулемет, центральный стеллаж отсутствовал.
    Таким образом, боекомплект танка без радиостанции с цилиндрической башней состоял из 172 снарядов, с конической башней — из 188 снарядов. У танков с рацией — из 132 и 146 снарядов соответственно.
    В боекомплект пулеметных патронов входили 38 магазинов — 2394 патрона.

    ДВИГАТЕЛЬ И ТРАНСМИССИЯ. На танке БТ-7 устанавливался 12-цилиндровый карбюраторный четырехтактный авиационный двигатель М-17Т (выпускался по лицензии фирмы BMW). Его мощность при 1550— 1650 об/мин — 400 л.с.; диаметр цилиндра — 160 мм. Ход поршней левой группы цилиндров — 199 мм, правой — 190 мм. Цилиндры были расположены V-образно, под углом 60°. Степень сжатия — 6. Сухая масса двигателя — 550 кг.
    Топливо — авиационный бензин марки В-70. Емкость бензобаков — 790 л (бортовые баки — 250 л, кормовой —400 л, дополнительные 4 на крыльях — 140 л).Подача топлива — принудительная, шестеренчатым насосом 18ПБ-1 или насосом коловратного типа БНК-5Б (БНК-5). Карбюраторов — два, марки К-17Т.Масляный насос — шестеренчатый. Емкость двух масляных баков — 48 — 50 л.Система охлаждения — водяная, принудительная, с помощью, центробежного насоса М17. Емкость радиаторов около 100 л.
    Механическая силовая передача состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения (сталь по стали), четырехскоростной коробки передач (начиная с 1937 года на танках устанавливалась трехскоростная КП), двух многодисковых бортовых фрикционов с ленточными тормозами, двух одноступенчатых бортовых передач и двух редукторов привода к ведущим колесам колесного хода.
    Приводы управления танком — механические. Для поворота на гусеничном ходу служили два рычага, воздействовавшие на бортовые фрикционы и тормоза; для поворота на колесном ходу — штурвал. При движении на гусеничном ходу штурвал снимался и укладывался в отделении управления у левого борта танка.

    ХОДОВАЯ ЧАСТЬ танка БТ-7 по своей конструкции первоначально была почти идентична ходовой части танка БТ-5. Однако начиная с 1937 года в нее начали вноситься существенные изменения. Ширину резинового бандажа ленивца увеличили с 38 до 62 мм, а резинового бандажа ведущих колес колесного хода и опорных катков — с 52 до 75 мм. Была введена мелкозвенчатая гусеница из 70 стальных штампованных траков (35 плоских, 35 гребневых). В связи с этим изменилась конструкция ведущего колеса гусеничного хода. Оно получило шесть роликов для зацепления с гребнями траков вместо имевшихся ранее четырех. Диаметр его уменьшился до 634 мм, был ликвидирован резиновый бандаж. Резиновые же бандажи опорных катков диаметром 830 мм достигли ширины 110 мм.
    Схема подвески осталась без изменений, однако в ее конструкцию были внесены некоторые улучшения, повышавшие надежность. Например, были усилены пружины подвески ведущих колес колесною хода, на которые приходилось около 30% массы танка.

    СРЕДСТВА СВЯЗИ. На танках с цилиндрической башней устанавливалась радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной, а на танках с конической башней со штыревой антенной. Для внутренней связи имелось переговорное устройство ТПУ-3, ТСПУ-3 или ТПУ-2. Аппараты переговорного устройства соединялись с помощью переходных колодок (с проводом, длина которого позволяла повернуть башню два раза) или вращающегося электроконтактного устройства ВКУ 1 или ВКУ-ЗА.

    СПЕЦИАЛЬНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. Система противопожарного оборудования танка БТ-7 была аналогична танку БТ-5.

    БТ-7М - дизельный вариант


    Одним из этапов модернизации танка БТ-7 стала попытка его оснащения дизельным двигателем, сулившим большую экономичность и пожаробезопасность. Работы над такой силовой установкой велись уже несколько лет и были близки к удачному завершению. Первый опыт был поучен после оснащения танков БТ-2 (1934 г.) и БТ-5 (1935 г.) опытным двигателем БД-2. Основные характеристики были получены на уровне требуемых, но силовая установка обладала целым "букетом” конструктивных недоработок, а выпуск дизелей в СССР был тогда сопряжен с многочисленными трудностями. Спустя год положение изменилось в лучшую сторону. Осенью 1936 г. на харьковском заводе собрали 4 опытных танка БТ-7, оснащенных дизельным двигателем БД-2, который всё ещё находился на стадии доработки. По заводскому реестру эти машины проходили под индексом А-8. Несколько недель спустя два танка успешно прошли заводской пробег 1000 км на колесном ходу и 4000 км на гусеницах. Когда длительные испытания дизеля завершились, его рекомендовали к установке на танки типа А-8 (иногда их называют БТ-8) с последующим развертыванием их производства. Соответствующее распоряжение было подписано 5 сентября 1939 г., а серийные машины сейчас более известны под армейским обозначением БТ-7М.

    Выпуск танков с дизельными моторами В-2 (такое обоначение получил БД-2) был налажен только в декабре 1939 г. и продолжался до сентября 1940 г., когда программы выпуска колесно-гусеничных машин в СССР были полностью закрыты.
    Эксплуатация БТ-7М принесла не только преимущества. Из-за недостаточной отработанности в производстве двигателя В-2 он имел меньшую надежность и ремонтопригодность, что в итоге повлекло за собой выпуск части танков с бензиновыми моторами М-17Т, которые предназначались для НКВД. Больше того, выяснилось, что серийный БТ-7М теперь не может передвигаться на колесах, поскольку резиновые бандажи опорных катков не выдерживали сильно возросших перегрузок. И всё же, дизельные БТ-7 считались одними из наиболее подвижных и экономичных танков, обладавших большим радиусом действия.

    Модификации БТ-7


    Помимо основных модификаций развитие БТ-7 продвигалось и в других направлениях.
    В 1936 г. на "семерки” попробовали превратить в огнеметный танк. Боевая машина, обозначенная как ХБТ-7 (ХБТ-Ш), сохраняла пулеметное вооружение, но вместо пушки на ней мог монтироваться огнемет КС-40 или съёмный дымовой прибор КС-41. Испытания единственного прототипа проходили до 1937 г. и особо положительных результатов не принесли. Дальность огнеметания из пневматического огнемета составляла всего 25-30 метров, что посчитали недостаточным. В добавок, отсутствие пушечного вооружения делало ХБТ-7 беззащитным против вражеских танков.
    Вторая попытка была предпринята в 1940 г., когда на основе БТ-7 образца 1937 г. был создан танк ОТ-7. По опыту прошлых лет основной состав вооружения на нем оставили без изменений, но справа в подбашенной коробке над местом механика-водителя был установлен раструб огнеметной установки КС-63. Несмотря на пневматический механизм этот огнемет позволял сделать 10-15 выстрелов на дальность до 70 метров. Улучшенный огнеметный танк прошел испытания, но на вооружение не принимался. Основная причина заключалась в том, что обслуживал огнемет водитель танка и стрельба из него требовала отвлечения от управления танком.

    Не менее интересным проектом было создание дистанционно управляемого танка. До войны эта разработка носила название телемеханической группы и состояла из танка управления и так называемого телетанка. Танк управления (ТТБТ-7) был во многом аналогичен серийному БТ-7, отличаясь от него только наличием специального радиооборудования. Управляемый танк (ТУБТ-7) имел гораздо более серьёзную начинку. Приемо-передающее оборудование, установленное на нем, обеспечивало на дальности до 2500 метров три вида управления: ручное, пультовое автоматическое и механическое. Танк мог выполнять 16 команд, в том числе стрельбу из бортового вооружения. Переключение механизмов управления было автоматическим. В состав вооружения входил 7,62-мм пулемет конструкции Силина, химический прибор КС-60 с баком огнесмеси на 400 литров и подрывной заряд. Химприбор позволял выполнить до 18 выстрелов на расстояние 40-50 метров. Кроме того, за 8-10 минут танк мог поставить дымовую завесу или распылить отравляющие вещества на площади 360 кв.м. Как можно догадаться, телетанк предполагалось использовать для подавления огневых точек противника или как средство химической войны. Испытания телемеханической группы БТ прошли в начале 1940 г. Тогда же была выпущена опытная партия машин, но об их дальнейшей судьбе сведений не сохранилось.

    На базе БТ-7 был также разработан командирский вариант танка. Здесь, скорее всего, свою роль сыграл зарубежный опыт – например в Великобритании и Франции часть танков выпускалась именно в командирском варианте. Этим же путем пошли и советские конструкторы. Вместо башни на КБТ-7 устанавливалась неподвижная бронированная рубка с дополнительным радиооборудованием и смотровыми приборами. Пушка на танке отсутствовала, но стрелковое вооружение усилили за счет установки двух пулеметов в корпусе и одного на крыше рубки (зенитного). Серийно этот вариант не выпускался.

    В 1935-1936 гг. была выпущена небольшая партия саперных танков-мостоукладчиков СБТ. С них также демонтировалась башня и пушка, а над корпусом крепился металлический колейный мост.

    В числе последних модификаций "семерки” значиться БТ-7-ИС. Его разработка, в соответствии с планами модернизации танков БТ, должна была проводиться на заводе №183. Инициатором проекта был Н.Ф.Цыганов, а в целом БТ-7-ИС представлял собой развитие опытного танка БТ-5-ИС с наклонными бортовыми листами и двигателем М-17Т. В 1938 г. Часть работ уже была проведена, но до их завершения оставалось ещё очень долго. Здесь имел место скрытый саботаж со стороны харьковского КБ и руководства предприятия, на котором "командовал” известный в будущем конструктор Кошкин. Его отношение к колесно-гусеничным машинам можно было определить как крайне негативное, поэтому нет ничего удивительного в том, что в 1939 г. все работы по модернизации БТ-7 оказались свернуты, а вместо них активно продвигались проекты средних танков А-20 и А-32.
    Примерно так же развивались события с танком БТ-СВ-2, также спроектированным Цыгановым. Большое влияние здесь оказали французские танкостроители – в конце 1936 г. в АБТУ поступили первые донесения, в которых кратко описывались легкие танки Hotchkiss H-35, Renault R-35 и FCM-36, обладавшие противоснарядной защитой. Особенное внимание уделялось танку FCM, корпус которого собирался из 20-30 мм бронелистов, установленных под наклоном. Вполне естественно, что АБТУ пожелало получить аналогичную машину, но здесь всех опередил Цыганов, начавший работы до официального уведомления. Первый опытный образец БТ-СВ собирался на основе БТ-7. От серийного танка позаимствовали шасси, двигатель, трансмиссию, вооружение и приборное оборудование. Зато корпус этой машины был совершенно иным. Верхний лобовой лист имел угол наклона 53°, лобовой нижний - 58°, верхний бортовой – 55°, нижний – 15°, верхний кормовой – 58°, нижний – 48°. Конусность бортов башни составила 35°, а её крыша имела наклон 5°. Конструкция корпуса была такова, что разместить в нем кормовой топливный бак не представлялось возможным, поэтому запас хода составил всего 120 км. Опорные катки теперь были наполовину закрыты бронелистами, повысившими живучесть ходовой части, но в то же время поворотливость танка значительно уменьшилась, поскольку угол поворота передних катков составил 12°. Проектом предусматривалась установка курсового пулемета ДТ в лобовой части корпуса, что увеличивало состав экипажа до 4-х человек, но опытный танк его не получил. Кроме того, получить броню марки КО в срок не удалось и для прототипа пришлось использовать обычную сталь.

    БТ-СВ поступил на испытания зимой 1938 г., после чего конструкцию доработали. В частности, слегка изменили обводы корпуса и компоновку силового отделения, установили дополнительные смотровые приборы в отделении управления, введена перископическая панорама ПТК. Модернизированный танк получил обозначение БТ-СВ-2 и испытывался в 1939 г. Никаких особых преимуществ он перед серийным БТ-7 не показал и на вооружение не принимался. Примечательно, что двумя годами ранее (11 января 1937 г.), известный советский конструктор С.Гинзбург в письме на имя начальника АБТУ сообщал: "…указанный корпус весьма сложен в изготовлении, особенно в массовом производстве. Забронированное пространство имеет сложную форму и неудобно для плотной компоновки…Наличие надкрылков весьма усложняет смену гусеничных цепей…Ожидаемые характеристики указанного типа танка можно получить без его изготовления.”

    Последние попытки модернизации БТ-7 в части усиления его броневой защиты были предприняты перед самой войной. В 1940 году Мариупольский металлургический завод имени Ильича изготовил 50 комплектов навесной гомогенной брони для БТ-7М. Одновременно велись испытания танка, догруженного до массы в 18 тонн. Об установке этих комплектов в войсковых частях, к сожалению, ничего не известно.
    С 1935 по 1940 год было выпущено 5328 танков БТ-7 всех модификаций (не считая БТ-7А). Они состояли на вооружении бронетанковых и механизированных войск Красной Армии практически всю войну.

    БТ-7А - танки огневой поддержки


    Наличие танков БТ только с 45-мм пушками удовлетворяли требования РККА лишь частично. Ещё задолго до появления БТ-7, осенью 1931 г., была развернута программа по оснащению легких танков сопровождения пехоты артиллерийскими системами калибра 76,2-мм. "Первой ласточкой” стал артиллерийский танк АТ-1, созданный на базе Т-26, но по ряду причин серийно эта машина не строилась. В 1933 г. проходила испытания модификация Т-26-КТ (Т-26-4), на которой в опытном порядке были опробованы пушки КТ-28 и ПС-3. Хотя испытания прошли, в целом, успешно, артиллерийский вариант Т-26 на вооружение принят не был. Вместо него это тему решили продолжить на танках БТ.
    Появление "семерки” здесь оказалось весьма кстати. Как уже говорилось, первоначальным проектом предусматривалась возможность установки 76-мм орудия в новой башне. Но, как показали дальнейшие расчеты, её размеры не могли обеспечить достаточно места для монтажа пушки и нормальной работы экипажа. Испытанный незадолго до этого танк Д-38, представлявший собой БТ-2 с башней конструкции Дыренкова и 76,2-мм пушкой ПС-3, полностью подтвердили эти опасения. Попытка установить аналогичное орудие в коническую башню также не увенчалась успехом. Первый вариант артиллерийского БТ-7 был готов к 1 мая 1934 г. и в скором времени поступил на испытания. Их итог был вполне закономерным – из-за тесноты в боевом отделении нормальную работу экипажа обеспечить не представлялось возможным, и от этого проекта отказались.
    Тогда было принято решение установить на БТ-7 башню танка Т-26-4, весьма неплохо зарекомендовавшую себя. Башня изготовлялась методом сварки и имела форму цилиндра с овальной нишей сзади. Её корпус состоял из двух полугруглых листов, крыши и ниши. Стыки листов с наружной стороны защищались броневыми накладками. Передний лист имел большой вырез под установку пушки, две смотровые щели и два круглых отверстия для стрельбы из револьвера. С правой стороны выреза был приварен цилиндр, в дно которого устанавливалось яблоко для монтажа пулемета. Посадка командира танка и заряжающего осуществлялась через люк посреди крыши. В передней части крыши предусмотрели отверстия для командирской панорамы, флажковой сигнализации, вентилятора и перископического прицела. Перед установкой на БТ-7 в конструкцию башни внесли несколько изменений, усилив крышу, доработав башенный погон и предусмотрев установку кормового пулемета. В октябре 1934 г. модернизированный танк, получивший обозначение БТ-7А, поступил на полигон ХПЗ. Отзывы о нем были вполне благожелательные, однако серийный выпуск артиллерийского танка откладывался из-за разбирательств инцидента с разрывом гильзы на Т-26-4. Лишь спустя почти три года – 31 августа 1937 г., головная серия БТ-7А покинула заводской цех.
    Всего к моменту прекращения производства 10 января 1938 г. на ХПЗ было собрано 155 артиллерийских танков, из которых военная приемка приняла 122. Остальные БТ-7А находились на заводе в ожидании орудий КТ-28. Здесь нужно сделать небольшое отступление для ознакомления с артиллерийским вооружением танка.
    В то время, пока шла разработка БТ-7А, успешно прошла испытания и была принята на вооружение специальная танковая пушка ПС-3 конструкции Сячинтова, способная поражать любой вид бронетехники. Планировалось, что ПС-3 будет устанавливаться на средние, тяжелые и артиллерийские танки, включая БТ-7А. Её производство было возложено на Кировский завод, однако наладить массовый выпуск ПС-3 так и не удалось. С мая 1933 по 1936 г. ЛКЗ смог сдать заказчику около 20 орудий, из которых в эксплуатацию на средние танки Т-28 поступило всего 12 штук (!). Взамен "кировцы” предложили свой вариант танкового орудия, впоследствии известного как КТ-28 или "пушка образца 1927/32 гг”. Она представляла собой качающуюся часть полковой 76,2-мм пушки обр.1927 г. с механизированным спуском и увеличенным давлением в тормозе отката. Такие "улучшения” привели к заметному ухудшению баллистических характеристик. Пушка имела весьма низкую начальную скорость снаряда, малую дальность прямого выстрела и чрезвычайно низкую скорострельность.
    Поскольку выпуск ПС-3 затягивался в Артиллерийском Управлении решили принять на вооружение КТ-28 для установки на танки Т-28 и Т-35, пока орудия Сячинтова не будут поступать в полном объеме. На деле всё произошло с точностью до наоборот. В 1938 г. конструктора ПС-3 арестовывают, а его орудия признают "вредительскими”, после чего демонтируют их с Т-28. Разумеется, ни о каком оснащении БТ-7А этим типом артиллерийской системы и речи идти не могло, поэтому танки огневой поддержки комплектовались исключительно пушками КТ-28.
    Впрочем, ЛКЗ с большим трудом выпускал и КТ-28. Большая часть этих орудий шла на Т-28 и Т-35, так что заказ для БТ-7А выполнялся с задержками. В течении 1938 г. Было получено ещё 10 пушек, что позволило довести общее число артиллерийских танков до 132.

    После прекращения работ по ПС-3 и КТ-28 следующим шагом стало создание полуавтоматического танкового орудия Л-10, разработанное группой инженеров под руководством С.Малахова. Его проектирование было начато ещё в 1935 г., но силу различных причин до начала серийного производства прошло чуть меньше трех лет. Как и в случае с КТ-28, пушка Малахова не отличилась высокими характеристиками и была принята на вооружение РККА только как временная мера. Тем не менее, это совсем не помешало перевооружить Л-10 большинство средних танков Т-28. Был даже поднят вопрос об оснащении этим типом орудия тяжелых Т-35, но из-за отсутствия существенных преимуществ перед КТ-28 от этой идеи быстро отказались. Видя, что ситуация не улучшается, АБТУ РККА выдало ЛКЗ в начале 1938 г. новое задание на разработку танковой пушки. Здесь снова решили пойти по пути наименьшего сопротивления, взяв за основу Л-10 с увеличенной длиной ствола и усиленным казенником. Полученное таким образом орудие Л-11 сохранило почти все недостатки предшественника: низкую поражающую способность, использование "полкового” выстрела и т.д.

    В апреле 1938 г. Л-11 рекомендовали в серийное производство с учетом, что выявленные недостатки будут устранены. Перед этим, были проведены испытания на танках Т-28 и БТ-7А, для которых это орудие и предназначалось. Впрочем, едва успев начаться, новый виток перевооружения Т-28 завершился очередными неприятностями. На войсковых маневрах 1939 г. выявился один из самых неприятных дефектов Л-11. Дело в том, что объём тормоза отката этого орудия был связан через отверстие с атмосферным воздухом, а при активных манипуляциях это отверстие перекрывалось, что приводило к вскипанию жидкости и разрыву тормозного цилиндра. С таким дефектом все танки, оснащенные Л-11, считаться боеспособными не могли. В дальнейшем в конструкцию пушки ввели резервное отверстие, но основной массы проблем это не решило. Что касается оснащение танков БТ-7А новым видом пушки, то здесь работы были прекращены уже на начальной стадии и опытный образец так и остался в единственном экземпляре.
    Намного более удачным мог оказаться вариант с пушкой Ф-32. Данное орудие было разработано в ОКБ-92 под руководством Грабина, который использовал в своём проекте качающуюся часть дивизионной пушки Ф-22 образца 1936 г. с укороченным стволом. При сравнении Л-11 и Ф-32 выяснилось, что грабинская пушка имеет более низкую стоимость, при высокой надежности, скорострельности, и хороших баллистических показателях. При её производстве использовались недефицитные материалы, а совместимость многих узлов с пушкой Ф-22 позволяло быстро наладить серийное производство Ф-32. Испытания, проведенные также на БТ-7А, полностью подтвердили эти выводы. Пушка устанавливалась в стандартной "артиллерийской" башне, но ствол Ф-32 изготовлялся из высоколегированной стали, а длина отката составляла всего 30 см. После пересмотра полученных данных пушка Грабина была принята на вооружение в январе 1940 г. и, спустя несколько месяцев, началась её установка на танки новых типов. С БТ-7А в этом случае ситуация прояснилась довольно быстро. От переоснащения старых танков новыми орудиями отказались в пользу реализации проектов более мощных специализированных САУ и штурмовых танков.



    Источники материалов:
    Бронеколлекция №5 Легкий танк Бт-7 1996г.
    www.aviarmor.net
    Энцикопедия Бронетехники РККА
    фото взяты:
    Бронеколлекция №5 Легкий танк Бт-7 1996г.
    Военный альбом
    www.aviarmor.net

    Продолжение в части 2...
    Категория: Легкие танки | Добавил: sherhhan (27.05.2012) | Автор: Дмитрий Гинзбург E
    Просмотров: 1891 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 2
    2  
    applause

    1  
    biggrin

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поиск

    Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • GB © 2017 Создать бесплатный сайт с uCoz